Тринадцатый арбитражный апелляционный суд, куда Банк Москвы подавал апелляционную жалобу на мартовское решение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области по своему иску к налоговикам, поддержал предыдущую судебную инстанцию в наиболее существенных моментах. Об этом свидетельствуют материалы дела, размещенные на сайте Высшего арбитражного суда РФ.

В питерском арбитраже Банк Москвы пытался оспорить решения Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы России по крупнейшим налогоплательщикам № 9 от апреля 2012 года в части доначисления банку налога на прибыль в сумме более 3,978 млрд рублей, пени и штрафа по этому налогу, а также налога на имущество и еще ряда налоговых пеней и штрафов в менее крупном размере.

Из материалов арбитражного дела следует, что в налоговом периоде 2011 года Банк Москвы дополнительно сформировал резервы на возможные потери по ссудам на общую сумму 65,098 млрд рублей. Данные резервы были учтены в бухгалтерском учете за 2010 год как корректирующее событие после отчетной даты. В целях налогового учета созданная сумма резерва была частично отражена налогоплательщиком в 2010 году — в размере почти 19,994 млрд рублей (предмет спора), а в остальной части (45,104 млрд) — в 2011-м. В целях корректировки расходов 2010 года банком были в 2011-м поданы три уточненные налоговые декларации за предыдущий год, которыми внереализационные расходы 2010-го были увеличены на сумму дополнительно созданных резервов в размере около 19,994 млрд рублей, причем величина задекларированных в данном периоде расходов была приблизительно эквивалентна налоговой базе по налогу на прибыль за данный период (19,908 млрд).

ФНС сочла нарушением учет банком расходов, подлежащих отражению в налоговом периоде 2011 года, в предыдущем году, когда указанные резервы еще не были созданы, и доначислила налог банку.

Банк Москвы в свою очередь ссылался на то, что корректировка ранее сформированного резерва в отчетности за 2010 год была осуществлена им на основании требования Центробанка. Также налогоплательщик, по данным суда, полагал, что корректирующее событие после отчетной даты может быть учтено в целях налогообложения в прошлом налоговом периоде.

Однако петербургский арбитраж указал, что налогоплательщик ошибочно отождествляет такие понятия, как «порядок формирования резерва» и «порядок признания резерва для целей налогообложения». Если порядок формирования резерва регулируется положениями банковского законодательства, то порядок признания резерва для целей налогообложения — исключительно положениями налогового законодательства, а оно исключает признание расходов на формирование резервов задним числом, разъяснил суд.

Апелляционная инстанция в решении от 9 июля согласилась с доводами суда предыдущей инстанции по данному вопросу, однако постановила частично пересчитать в пользу банка пени и штрафы по налогу на прибыль.