Министры иностранных дел ЕС вряд ли согласуют введение ограничительных мер против России в связи с ситуацией на Украине до возвращения на родину тел погибших при крушении малайзийского самолета под Донецком. Об этом пишет во вторник газета The New York Times со ссылкой на свои источники, передает РИА Новости.

Boeing 777 компании Malaysia Airlines, летевший из Амстердама в Куала-Лумпур, разбился 17 июля. На борту лайнера находились 298 человек, все они погибли. Киевские власти обвинили в катастрофе ополченцев, те заявили, что не располагают средствами, которые могли бы сбить самолет на такой высоте.

Как отмечает американское издание, на встрече во вторник главы МИД стран ЕС могут одобрить план возможных санкций против России. Однако, как заявили изданию дипломаты и европейские чиновники, министры вряд ли будут вводить ограничительные меры немедленного действия, опасаясь, что это поставит под угрозу передачу тел погибших в авиакатастрофе на родину и доступ экспертов к месту крушения.

В свою очередь ИТАР-ТАСС со ссылкой на дипломатический источник в Совете ЕС указывает, что главы МИД 28 стран Евросоюза, проводящие плановую встречу в Брюсселе, вероятно, примут решение о расширении списка физических и юридических лиц в России и на Украине, которые, по мнению Евросоюза, ответственны за эскалацию ситуации на востоке Украины. «Министры, вероятно, примут решение о расширении санкционного списка», — сказал источник информагентства.

Что касается возможного введения Евросоюзом в отношении России санкций «третьей фазы» (по целым секторам экономики), то, как считает дипломат, принятие данного шага будет в значительной мере зависеть от хода и результатов полноценного международного расследования катастрофы малайзийского Boeing.

После крушения на территории Украины малайзийского самолета Америка и страны Евросоюза ведут переговоры об ужесточении санкций в отношении России. Ранее на саммите ЕС крупнейшие страны союза — Франция и Германия — выступили против эмбарго в отношении российской оборонной отрасли, на необходимости которого настаивали Лондон и Варшава.