Против сотрудников волгоградского Промсвязьбанка возбуждено уголовное дело по статье о разглашении банковской тайны. Клиент «Промсвязи» Ольга Петрова сначала обвиняла банкиров в том, что они отказались выдать ей наличные средства со счета без предъявления дополнительных документов, подтверждающих законность операции. В конечном итоге отказ банка в выдаче наличных был признан судом частично неправомерным, но, доказывая свою правоту, банк предоставил в суд сведения не только о конкретной операции, но и о других банковских операциях по счету госпожи Петровой.

Эта информация, как указано в постановлении о возбуждении уголовного дела, «стала достоянием широкой общественности, в частности, была опубликована в федеральных СМИ». Практическим следствием разглашения банковской тайны, по словам адвоката Петровой, стал «ажиотаж вокруг ее операций с крупными суммами денежных средств со стороны соседей, знакомых, родственников».

В Промсвязьбанке с обвинением в разглашении банковской тайны не согласны. «В соответствии с Гражданским процессуальным кодексом РФ, каждая сторона, участвующая в деле, имеет право предъявлять в суд любые доказательства, обосновывающие ее позицию по данному делу»,— отмечает начальник управления претензионно-исковой работы Промсвязьбанка Алексей Врублевский.

Участники банковского рынка уверены, что Промсвязьбанк дважды стал заложником неоднозначных норм российского законодательства. «Документы Банка России обязывают банк отказать в проведении сомнительной операции под угрозой отзыва лицензии: впоследствии банк могут обвинить в потворничестве отмыванию,— говорит глава службы внутреннего контроля одного из банков.— Гражданский же кодекс запрещает ограничивать использование клиентских средств». В результате, по словам банкиров, банки выбирают из двух зол меньшее и вынуждены идти на нарушение Гражданского кодекса РФ.

«Если банк предоставлял сведения об операциях клиента по запросу суда, то, скорее всего, он дело выиграет,— считает партнер юридической компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры» Максим Кульков.— Если же предоставление этих данных было инициативой банка, то суд может счесть, что, не предложив сделать слушание закрытым, банк не принял разумных мер для сохранения конфиденциальности имеющейся у него информации, и лица, разгласившие ее, могут быть признанны виновными».