Активы Внешэкономбанка к концу 2008 года составят чуть меньше 100 млрд долларов. Такой прогноз озвучил на саммите бизнес-лидеров «Россия — Латинская Америка: стратегическое партнерство и выгодные инвестиции» в Буэнос-Айресе управляющий директор департамента стратегического анализа ВЭБ Евгений Погребняк.

По его словам, большую часть активов составит помощь, выделяемая российским правительством для поддержки финансового рынка. В целом, отметил Погребняк, помощь правительства российскому финансовому рынку составит более 200 млрд долларов, или около 14% ВВП. Из этой суммы, по его словам, более 80 млрд будет направлено через ВЭБ. Наибольшая часть этой помощи — около 50 млрд долларов — придется на рефинансирование внешнего долга российских компаний. При этом, по его словам, от компаний уже поступили заявки на рефинансирование внешнего долга на сумму около 63 млрд.

Кроме того, Евгений Погребняк прогнозирует, что объем активов ВЭБа без учета правительственной помощи финансовой системе к концу 2008 года составит около 13 млрд долларов, из которых 4—5 млрд составят кредиты. «Таким образом, объем активов ВЭБа к концу года составит чуть менее 100 млрд долларов, из которых на первичную деятельность банка придется лишь небольшая часть, — отметил Погребняк. — Это повод переосмыслить нашу стратегию развития». Он напомнил, что нынешний вариант стратегии развития ВЭБа был принят в апреле, исходя из прогнозируемого роста активов банка до 850 млрд рублей к 2012 году. Теперь же, когда стало ясно, что эти показатели будут достигнуты значительно раньше, стратегия может потребовать пересмотра. Причем, по словам представителя ВЭБа, некоторые изменения в банке происходят уже сейчас.

«Происходит перегруппировка сил. Это организационные изменения, которые не будут сильно заметны, — сказал Евгений Погребняк РБК в кулуарах саммита. — Речь идет скорее о перераспределении функций и возможном расширении банка». Вместе с тем он отметил, что ВЭБ и другие государственные банки не смогут целиком взять на себя функции частного банковского сектора. «Мы становимся кредиторами последней инстанции для реального сектора, — заметил топ-менеджер банка. — С другой стороны, нельзя подменить госбанками структуру частного кредитования».