Россия приняла большой набор комплексных мер по минимизации для страны последствий глобального финансового кризиса. Об этом заявил министр промышленности и торговли РФ Виктор Христенко после переговоров с министром развития Греции Христосом Фолиасом.

По словам Христенко, речь идет о комплексных мерах в двух направлениях — в финансовом и реальном секторах экономики. «При этом те огромные программы инфраструктурного развития, которые планировались для реализации в России, не только не будут сокращаться, но им будет отдан дополнительный приоритет, — заверил министр. — Регулятивные меры будут направлены в первую очередь на то, чтобы обеспечить надлежащую защиту инвестициям, которые за годы устойчивого роста российской экономики пришли в Россию и реализовались в нашей стране».

Российский министр подчеркнул, что «глобальный финансовый кризис — это не только возросшие риски, но это и возросшие возможности». «Стратегия России в этом смысле направлена на минимизацию этих рисков и оптимизацию возможностей, — сказал он. — Мы намерены это делать в тесном партнерстве со своими друзьями и коллегами, в том числе и в Греции». По мнению Христенко, зародившийся в США финансовый кризис представляет угрозу другим странам, в частности, из-за «чрезвычайно высокой степени виртуализации финансового рынка». «В силу того, что американская финансовая система своей инфраструктурой пронизала весь мир, на земном шаре практически не осталось точек, которых не коснулся бы этот кризис, — сказал министр. — В этой связи действия всех национальных правительств достаточно идентичны. Это, в первую очередь, выделение бюджетных, финансовых средств из резервов государства на поддержание национальной финансовой инфраструктуры. И, во-вторых, это — перевод акцентов с виртуального на реальный сектор экономики».

«Конечно, в рамках кризиса во всем мире это приведет к усилению регулятивной функции со стороны государств по отношению к своим национальным экономикам, — продолжил Христенко. — Сегодня мы это уже отчетливо наблюдаем по всему миру. Год назад такие объемы, в том числе и финансового вмешательства и по сути национализации по многим секторам экономики, которые сегодня наблюдаются в развитых странах мира, показались бы абсолютным абсурдом, и вряд ли бы на эту тему кто-то серьезно стал разговаривать. Сегодня это, что называется, уже общая практика».