Крупнейшие банки и микрофинансовые организации (МФО), несмотря на вступление в силу с 1 июля закона «О потребительском кредите», продолжают скрывать от клиентов значимую информацию, устанавливают несоразмерные нарушениям штрафы и препятствуют досрочному погашению займов. Об этом свидетельствует исследование, проведенное Международной конфедерацией обществ потребителей (КонфОП), результаты которого есть в распоряжении «Коммерсанта».

Исследование проводилось по методу тайного покупателя по заказу Минфина в декабре 2013-го — июне 2014 года. В нем принимали участие 25 крупнейших организаций по каждому сектору розничного кредитования, в том числе госбанки и МФО. В рамках исследования тайные покупатели оформляли потребительские, ипотечные, автокредиты и микрозаймы и оценивали ситуацию с соблюдением прав потребителей. Самые серьезные нарушения в ходе исследования касаются недостаточного информирования клиентов о стоимости и особенностях услуг.

Так, значимая для потребителя информация приводится неявным образом у 76—89% банков, она скрыта под большим количеством сносок либо не приводится вообще, отмечается в исследовании. Скрывают разное: максимальную процентную ставку и штрафные санкции по кредиту не раскрывали четким и понятным образом 22% банков, условия досрочного погашения и дополнительные комиссии — 20% банков и т. д. Большинство этих сведений закон о потребкредитовании с 1 июля требует раскрывать заемщику заранее, до его прихода в банк. Впрочем, у МФО с этим еще хуже: те или иные условия займов не раскрывались внятно 100% проверенных тайными покупателями компаний. Например, не указывали размера штрафов и даже не упоминали об их существовании 83% МФО. Ставку в годовом выражении (требуется по закону с 1 июля) не раскрывали 96% МФО, да и в ежедневном — указывали в процентах лишь в половине случаев.

Огромные штрафы за просрочку большинство участников исследования также начисляли и взимали до последнего: c 1 июля они ограничены 20% годовых (если по условиям договора проценты продолжают начисляться), или 0,1% (если проценты не начисляются) просрочки в день. Так, если бы закон действовал уже в июне, то этому требованию не соответствовали бы 86% оформленных тайными покупателями кредитных договоров.

Третье по распространенности явление, потенциально нарушающее закон, — прозрачность и стоимость процедуры досрочного погашения кредитов или займов. С 1 июля закон требует не просто раскрыть эти условия, а дать заемщику возможность в течение 14 дней вернуть ненужный долг бесплатно, а дальше — с уплатой процентов за фактический срок использования средств, но без допкомиссии за досрочное погашение. При этом при погашении в течение 30 дней с момента получения ссуды уведомлять банк о таких намерениях заемщик не должен, свыше — должен проинформировать банк за 30 дней. Впрочем, менее чем за месяц до вступления в силу новых норм у банков условия досрочного погашения скрывали 20% игроков, доля МФО, вовсе не предоставлявших клиенту такую информацию, достигала 60%. Хотя банки чаще, чем МФО, устанавливали комиссии за досрочное погашение кредита (около 8% банков против одной МФО), последние к этому вопросу подходят творчески. Например, требование о 30-дневном предупреждении применяли даже те компании, которые выдают займы максимум на 28 дней, что де-факто запрещает досрочное погашение.

В большинстве из опрошенных «Коммерсантом» 15 крупнейших банков комментировать июньские подходы оказались не готовы, а на текущий момент отрицают наличие каких-либо нарушений закона.

С 1 июля ситуация не стала идеальной, уверены в КонфОП. Вторая волна исследования, по словам координатора проекта Татьяны Плотниковой, начнется в октябре.