Минэкономразвития обновило проект поправок в закон о банке развития, которые запрещают ВЭБу сделки с офшорами. Запрет предложено не распространять на сделки с офшорными компаниями, бенефициаров которых невозможно определить, и на поддержку экспорта, пишут «Ведомости».

ВЭБ взаимодействует с нерезидентами, которые могут быть зарегистрированы в офшорах, признал в беседе с корреспондентом газеты замминистра экономического развития Николай Подгузов, но получить информацию о бенефициарах таких контрагентов технически не всегда возможно. Если это публичные компании, то их собственники могут исчисляться десятками тысяч, а состав ежедневно меняться или сам реестр акционеров может быть закрытым, говорит Подгузов. Поэтому Минэкономразвития предлагает вывести из-под запрета сделки ВЭБа с компаниями, бенефициаров которых установить невозможно, пояснил Подгузов.

Полный запрет потребовал бы пересмотра многих инвестпроектов, в которых участвует ВЭБ, отмечает сотрудник госкорпорации, большинство российских компаний зарегистрировано за пределами страны из-за того, что «по российскому законодательству неудобно работать». Если ввести запрет, то работать ВЭБу будет не с кем, удивляется собеседник «Ведомостей».

Лишить офшорные компании господдержки, в частности кредитов и гарантий ВЭБа, поручил президент Владимир Путин в ежегодном послании Федеральному собранию. Минэкономразвития в первоначальной версии поправок распространило запрет на сделки не только с офшорными, но и с российскими компаниями, если бенефициар зарегистрирован в юрисдикции из черного списка Минфина.

ВЭБу приходилось помогать зарегистрированным в офшорах компаниям, напоминают «Ведомости». Например, в кризис госкорпорация рефинансировала долги UC Rusal (о. Джерси), которая получила 4,5 млрд долларов. Оформлять кредиты на иностранные структуры — требование кредиторов, объяснял бывший менеджер «Русала». В 2009 году кредит в ВЭБе получал Альфа-Банк, принадлежащий ABH Holdings Corp. (Британские Виргинские острова).

Новая формулировка фактически разрешает все сделки, кроме случаев, когда известен офшорный выгодоприобретатель, считает управляющий партнер «Щекин и партнеры» Денис Щекин. Но и у раскрывшихся офшоров есть выход, успокаивает он: будет достаточно отдать акции российской компании в траст и запрет на сделки с ВЭБом уже не будет грозить. Первый вариант законопроекта изначально был нерабочим, «но соответствовал политическому заказу», говорит он. То, что текст изменился, — заслуга экспертного сообщества, а не смена парадигмы, считает Щекин.