Основатель Межпромбанка Сергей Пугачев пытается отменить наложенный Высоким судом Лондона в качестве обеспечительной меры по иску МПБ и его конкурсного управляющего, Агентства по страхованию вкладов, арест активов, доказывая недобросовестность АСВ как истца. Это следует из судебных документов, копии которых есть у «Ведомостей».

АСВ пытается привлечь Пугачева к субсидиарной ответственности по долгам банка. Тот оспорил замораживание активов, слушания начались в понедельник. «Суд не должен предоставлять в пользу АСВ обеспечительные меры, поскольку АСВ явно не действует с «чистыми руками», — говорится в свидетельских показаниях, которые 29 сентября от имени Пугачева дал его юрист Джастин Барри Михаелсон. Среди фактов «ненадлежащего поведения АСВ в отношении г-на Пугачева» фигурируют «попытки г-на Мирошникова (первый заместитель гендиректора АСВ Валерий Мирошников. — Прим. ред.) вымогать деньги у г-на Пугачева» в 2011 году».

«…в этих утверждениях нет ни грамма правды», — пишет Мирошников в ответных показаниях Высокому суду (они датированы 27 октября, копия также есть у «Ведомостей»). Мирошников назвал клеветой утверждения о попытках вымогательства денег у Пугачева. Более того, он утверждает, что получал угрозы от Пугачева — через человека, близкого к представителю экс-банкира.

Михаелсон в показаниях со слов Пугачева описывает два эпизода. В мае 2011 года к Пугачеву обратился бизнесмен Гор Хечоян, «являющийся приближенным г-на Мирошникова»: он не занимал должности в АСВ, но, «по сути, был посланником г-на Мирошникова». Хечоян предложил организовать встречу между Пугачевым и Мирошниковым, чтобы обсудить продажу долей в судостроительном заводе в обмен на кредит в 5 млн долларов. Пугачев согласился, и кредит был выдан компании «Бизнес и технологии».

Встреча состоялась 3 июня, но вместо Мирошникова явились два его представителя (один из них — экс-сотрудник АСВ), пишет Михаелсон, которые в обмен на помощь Мирошникова в разрешении тяжбы с ЦБ потребовали от Пугачева выплатить 350 млн долларов. «Г-н Пугачев сообщил мне, что они угрожали ему лично и предупредили, что если он не произведет выплаты, то ему и его семье будет нанесен физический вред. Г-н Пугачев полагал, что инициатором угроз был г-н Мирошников, который давал инструкции по телефону», — указывает Михаелсон, добавляя, что Пугачев платить отказался. Представитель Пугачева в России подтвердил эти показания, отметив, что июньская беседа «зафиксирована на видео и аудио и находится в распоряжении британских правоохранительных органов».

Мирошников в разговоре с «Ведомостями» назвал все обвинения в вымогательстве «сказкой»: «Я читал (показания юриста Пугачева. — Прим. ред.) и про 5 миллионов долларов, и про 350 миллионов. Мне сложно это комментировать — это просто смешно! Мне нечего добавить (к моим показаниям. — Прим. ред.). Деньги пусть отдаст кредиторам». В своих показаниях Мирошников указывает, что никого «не уполномочивал делать какое-либо заявление» от своего имени или от имени АСВ «во взаимоотношениях» с Пугачевым и никто из должностных лиц агентства не мог разрешить таких действий.

История про «заем» в 5 млн долларов компании Хечояна, по словам Мирошникова, «серьезно подрывает» честность самого Пугачева: это «достаточно подозрительное мероприятие для предположительно добросовестного предпринимателя», которое может быть квалифицировано как покушение на дачу взятки должностному лицу, что является особо тяжким преступлением, учитывая ее размер, если Пугачев действительно полагает, что деньги были получены от имени замглавы АСВ.

Мирошников подтверждает, что «несколько раз кратко встречался» с Хечояном и обсуждал «вопросы, связанные с потенциальным выкупом или использованием активов, попавших в конкурсную массу банков» под управлением АСВ, но эти встречи «носили всегда строго деловой характер» и не имели отношения к МПБ или Пугачеву. А недавно, беседуя с владельцем одного банка, Мирошников узнал, что Хечоян «без всяких к тому оснований нередко выдает себя за человека, который «решает вопросы» с АСВ, по-видимому, в своих собственных коммерческих целях». АСВ, пишет Мирошников, намерено принять «правовые меры по пресечению этой недобросовестной практики». История с «займом», считает Мирошников, — «нечестная попытка» замарать репутацию АСВ и его лично.

Хечоян заявил «Ведомостям»: «Я не слежу за процессом, связанным с Пугачевым, и никаких пояснений дать не могу в связи с тем, что не в теме».