Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев назвал политику Банка России по переходу на плавающий курс рубля с начала 2015 года рациональной и ожидает, что она даст свои результаты, несмотря на текущую девальвацию национальной валюты.

Рубль осенью переживает очередной виток снижения на фоне высоких геополитических рисков и падения цен на нефть. Ослабление ускорилось после объявления Банком России о сокращении с 5 ноября валютных интервенций в поддержку национальной валюты, что рынок воспринял как отправление рубля в свободное плавание, хотя регулятор и заверил, что окончательный переход к этому режиму еще впереди. В итоге рубль три дня подряд обновлял исторические минимумы.

«Могут быть разные тактики, та тактика, которая сейчас выбрана Банком России, она вполне рациональна и должна дать свои результаты», — сказал журналистам Улюкаев, который до прихода в Минэкономразвития занимал должность первого зампреда ЦБ и курировал денежно-кредитную политику.

Вместе с тем в пятницу, 5 ноября, антирекорды достигли 48,65 рубля за доллар и 60,27 рубля за евро. Однако в этот же день котировки опускались до 45,68 и 56,70 рубля, а в 20:00 мск находились вблизи уровней закрытия четверга — 46,70 и 58,22 рубля. ЦБ вечером выступил с заявлением, в котором подтвердил, что в любой момент может провести непредсказуемые интервенции на валютном рынке, и предупредил, что ожидает сохранения в течение некоторого времени резких колебаний курса рубля из-за адаптации к новой политике регулятора.

Банк России однако неоднократно подчеркивал, что не намерен отказываться от решения о переходе к плавающему курсу, и называл предложения о фиксации курса «контрпродуктивными».

Отвечая на вопрос, чем вызвано нынешнее ослабление рубля и связано ли оно с ошибками ЦБ, Улюкаев пояснил, что причина кроется в наложении нескольких факторов, среди которых и большой отрицательный капитальный счет, и одновременно снижение нефтяных цен, которое давит на торговый баланс, на текущий счет. «Плюс к этому возможность открытия валютных позиций спекулянтами при той структуре валютного коридора, который у нас был. Все это накладывается вместе; это не чьи-то ошибки или промахи, это стечение некоторого количества факторов», — полагает министр.