Банк России увеличил с 28 ноября ширину коридора допустимых колебаний стоимости бивалютной корзины на 30 копеек в обе стороны, теперь она составляет 3 рубля (10% стоимости корзины), сообщил в пятницу первый заместитель председателя ЦБ РФ Алексей Улюкаев. «Банк России с сегодняшнего дня расширил технический коридор поддержки курса, как и прошлые два раза, на 30 копеек симметрично в обе стороны. Таким образом, сейчас ширина коридора бивалютной корзины составляет примерно 10% от ее стоимости, или 3 рубля», — сказал Улюкаев.

По его словам, ЦБ продолжает то, что делал, начиная с мая текущего года. «Этот способ при курсообразовании лучше учитывает фундаментальные обстоятельства, ситуацию на глобальных рынках капитала, на товарных рынках, которые выражаются в ценах на товары или процентных ставках и возможностях заимствований. Это в свою очередь выражается в платежном балансе, в его текущем счете и капитальном счете, и формирует ожидания всех экономических агентов. При прочих равных условиях, чем шире коридор, тем больше возможностей чтобы курс более приближался к фундаментальным обстоятельствам. При этом он, конечно, становится более волатильным», — сказал первый зампред.

Он предостерег участников рынка от однозначных прогнозов относительно ослабления рубля. «В мае-июне мы говорили, что расширение границ коридора дает возможности не только для укрепления рубля, но и для движения в противоположную сторону. Тогда не очень многие серьезно относились к подобным предположениям, и находились банки и другие участники рынка, которые выстраивали свою деятельность исходя из тех предположений, что укрепление — это навсегда. Так и теперь, мы тоже говорим, что вполне возможно, что ожидания участников рынка — слишком однозначные, они слишком склонны экстраполировать ту тенденцию, которая есть сегодня, на будущее. И, мне кажется, их можно предостеречь, что, возможно, будущее будет не совсем такое, как они ожидают», — сказал Улюкаев.

Комментируя высказывания некоторых аналитиков о том, что ЦБ напрасно расходует резервы, ослабляя рубль постепенно, первый зампред отметил, что Банк России должен думать не только о валютных резервах, но и о тех последствиях, которые его действия или бездействие влекут для участников рынка — для банков, для компаний и для граждан, имеющих валютные риски. «Мы не осуществляем резких действий. Для этого и существуют резервы, чтобы смягчать последствия реализации объективно складывающейся динамики глобальных финансовых рынков. И мы частично принимаем на себя валютные риски, позволяем смягчить последствия. Чтобы фундаментальные факторы менее жестко действовали на российские компании и домашние хозяйства», — подчеркнул Улюкаев.