Московская международная валютная ассоциация обратилась в Госдуму, правительство и ЦБ с предложением о законодательных изменениях и иных организационных мероприятиях, позволяющих увеличить устойчивость долгосрочной пассивной базы банков посредством введения в рыночный оборот новых финансовых инструментов.

Как, в частности, говорится в адресованных председателю Госдумы Сергею Нарышкину, премьер-министру РФ Дмитрию Медведеву и главе Банка России Эльвире Набиуллиной письмах за подписью президента ММВА Алексея Мамонтова, «долгосрочная пассивная база у банков не формируется в том числе и потому, что все вклады населения носят отзываемый характер». Время от времени дискуссия о безотзывных депозитах возобновляется, но пока это не привело к принятию соответствующего закона, напоминают в ММВА.

Впрочем, там видят более простое и рыночное решение проблемы — выпуск специальных депозитных сертификатов. Преимущества этого инструмента перед безотзывными вкладами, по мнению экспертов, очевидны: во втором случае клиент никак не может забрать назад свои деньги (поэтому вкладчики могут опасаться открывать такие депозиты, то есть с точки зрения увеличения ресурсной базы банков эффект от введения такого инструмента будет ничтожным), а в схеме с депозитным сертификатом деньги можно досрочно получить обратно, реализовав бумагу на вторичном рынке. «Цена и объем ресурсной базы банка при этом не меняются. Кроме того, банк снижает свои риски от падения на рынке процентных ставок, поскольку может совершать операции по обратному выкупу выпущенных им сертификатов при неблагоприятной для себя конъюнктуре», — подчеркивается в письмах ММВА.

Во избежание путаницы между понятиями «депозитный сертификат» (для юрлиц) и «сберегательный сертификат» (для физлиц) предлагается назвать новый инструмент «именным сберегательным сертификатом». Эксперты настаивают, что такая ценная бумага должна быть неэмиссионной (необходимость регистрации эмиссий в ЦБ тормозит процесс выпуска и делает инструмент недостаточно гибким), именной (в противном случае сертификаты не подпадут под действие закона о страховании вкладов) и выпускаться в бездокументарной форме (для этого потребуется внесение изменений в ст. 149 Гражданского кодекса). Для фиксации прав, закрепляемых сертификатом, необходим единый реестр. Обязанность регистрации именного сберегательного сертификата и последующих сделок с ним следует возложить на эмитирующий банк, а вторичное обращение (досрочный выкуп, продажа другим лицам и т. д.) может производиться как через этот банк, так и на открытом рынке; функции регистратора сделок с сертификатами могут исполнять ЦБ, Агентство по страхованию вкладов, саморегулируемые организации, уполномоченный Центробанком крупный банк либо пул таких банков.

По мнению экспертов ММВА, следует также создать условия для страхования валютного риска участников рыночного оборота именных сберсертификатов, введя норму о том, что отчисления в систему страхования вкладов, так же как и возврат средств клиентам банка при отзыве у него лицензии осуществляются в валюте вклада.

Другим эффективным инструментом может стать так называемый «брокерский сертификат», считают в ММВА. «Сегодня если у клиента есть, скажем, 7 миллионов рублей и он хочет, чтобы вся сумма попала под гарантии системы страхования вкладов, ему придется вложить их как минимум в десять банков. Вопрос страхования клиентских рисков гораздо проще решается с помощью «брокерского депозитного сертификата», выпускаемого пулом банков, в котором банки открывают друг на друга лимиты», — поясняют эксперты.

Еще одна идея заключается во внедрении схемы, в соответствии с которой любой карточный счет должен, как везде в мире, на самом деле состоять из двух счетов — сберегательного (где на сумму средств начисляются проценты) и расчетного, чтобы клиент имел право выбрать, куда положить деньги. Сегодня же в России количество счетов со сберегательной и расчетной составляющей «ничтожно мало», и 90% операций по банковским зарплатным карточкам — это изъятие денег из банкоматов, отмечают в этой связи в ММВА.