К антироссийским санкциям в финансовой сфере негласно присоединилась Новая Зеландия. Как стало известно газете «Коммерсант», местные банки вслед за австралийскими закрыли корреспондентские счета ряда российских госбанков из санкционного списка.

О сложностях на австралийском и новозеландском рынках рассказал изданию источник в одном из оказавшихся под санкциями госбанков. «Серьезно ужесточены требования к чистоте операций, а в ряде случаев контрагенты и вовсе закрыли корсчета российских финансовых институтов. Наши банки теперь вынуждены проводить операции с валютами этих стран через посредников», — пояснил собеседник газеты. Проблемы, по его словам, возникли еще летом, когда правительство Австралии расширило санкции (сейчас в черных списках 113 граждан РФ и 32 юрлица). «Еще хуже ситуация стала осенью после очередной волны санкций, когда, в частности, был ограничен доступ госбанков на австралийский рынок капитала», — добавил источник, отметив, что аналогичные меры приняли и банки из Новой Зеландии, которая официально к санкциям не присоединялась.

Речь идет о ностро-счетах, наличие которых дает возможность клиентам госбанков проводить прямые расчеты с их партнерами в валютах Австралии и Новой Зеландии, избегая дополнительных трат на конвертацию в третью валюту. Как правило, ностро-счета открываются в тех странах, в валютах которых клиенты банка должны осуществлять платежи и получать поступления. Кроме того, они открываются в тех странах, чьи валюты необходимы для торговой деятельности инвалютных трейдеров самого банка на форексном и денежном рынках.

Одним из первых сменил банки-корреспонденты Газпромбанк. Согласно отчету банка за II квартал 2014 года, у него были открыты корсчета в австралийском ANZ Bank и его новозеландской «дочке» — ANZ National Bank Ltd. Однако в отчете за III квартал в качестве расчетного банка по этим валютам фигурирует ING Belgium. В банке причину смены контрагентов не комментируют. ВТБ и Сбербанк, судя по отчетам, контрагентов в Австралии не меняли. У ВТБ это Westpac Banking Corp., у Сбербанка — Commonwelth Bank of Australia (CBA). Но источник, близкий к группе ВТБ, признает, что контрагенты в Австралии и Новой Зеландии «применяют к операциям очень жесткие стандарты, которые зачастую превосходят требования американских и европейских финансовых властей». От комментариев в банках отказались.

Недавно с проблемами в Австралии и Новой Зеландии столкнулся и Внешэкономбанк. Факт закрытия местными банками его корсчетов подтвердил агентству Bloomberg глава ВЭБа Владимир Дмитриев, отметив, что «ни один американский или европейский банк не сделал этого». Источник «Коммерсанта», близкий к ВЭБу, утверждает, что об отказе обслуживать его корсчета уведомили CBA и новозеландский дочерний ASB Bank. В списке основных банков-корреспондентов на сайте ВЭБа они не значатся, но в его отчетах за 2009 и 2010 годы указаны как «кредитные организации — нерезиденты, в которых открыты корреспондентские и иные счета». В CBA отказались от комментариев, в ASB Bank на запрос российского издания не ответили.

Источники «Коммерсанта» в ВЭБе утверждают, что на текущей работе проблемы не скажутся, поскольку остатки по ностро-счетам в этих банках незначительны. «У ВЭБа сотни банков-корреспондентов. Сеть досталась с советских времен, когда требовалось охватить максимальное количество стран. Корсчета во многих из них мы держим просто на всякий случай», — пояснил собеседник.

Источник «Коммерсанта» в правительстве считает, что позиция новозеландских банкиров является отражением не столько политики страны, сколько настроений ключевых акционеров, в большинстве случаев австралийских банков. Зампред правления банка «Уралсиб» Алексей Гонус уточняет, что в товарообороте между Новой Зеландией и РФ превалирует импорт новозеландских товаров. Заметная часть ввоза продукции сельхозпереработки шла через аккредитивную форму расчетов с отсрочкой платежа, причем именно через местные банки. Теперь эти операции будут дороже, полагает банкир, но в целом это «некритично, поскольку межстрановой оборот небольшой».