РФ больше не станет «содержать экономику Украины»: сотрудничество впредь будет исключительно рациональным и прагматичным и будет строиться Россией с учетом собственных национальных интересов. Об отношениях двух стран в исторической перспективе и в текущий момент и новых принципах их взаимодействия пишет председатель правительства РФ Дмитрий Медведев в статье «Россия и Украина: жизнь по новым правилам», опубликованной в «Независимой газете».

Медведев напоминает, что «именно в составе единого с Россией государства, еще в XIX веке, происходило становление Украины как крупнейшего промышленного региона»; в СССР Украина стала одной из наиболее развитых республик, и даже после распада Союза Россия «не просто помогала украинской экономике, а, можно сказать, фактически содержала ее».

«Экономика независимой Украины была создана во многом благодаря поддержке России. А сумма российских инвестиций, льготных кредитов, поставок на льготных условиях далеко перевалила за сотню миллиардов долларов. Только за счет низких цен на газ Украина сэкономила более 82,7 миллиарда долларов. Такой поддержки не получала ни одна республика бывшего Советского Союза. Мы не просто помогали украинской экономике, а, можно сказать, фактически содержали ее», — оценивает ситуацию премьер РФ. «Только за последнее время Россия инвестировала в Украину около 33 миллиардов долларов. Это и капитал банков, и кредиты, и деньги «Газпрома», — добавляет Медведев.

По словам премьера, Россия признает за Украиной право на сделанный ею «европейский выбор», но, по его мнению, «наши соседи сейчас плохо представляют себе итоговую цену, которую придется заплатить», а РФ, в свою очередь, «будет защищать интересы своих производителей и рынки», если эти интересы будут нарушаться в связи с подписанным Украиной соглашением об ассоциации с ЕС.

«С точки зрения экономического сотрудничества отношение ЕС к Украине больше похоже на неоколониализм. Под видом «по-европейски честной» конкуренции продавливались односторонние преимущества для европейских и тесно связанных с ними украинских компаний. Украина нужна Европейскому союзу прежде всего как источник некоторых видов сырья. И, безусловно, как рынок сбыта для европейских компаний», — считает российский премьер.

«Значительная часть украинских предприятий на своем же рынке не выдержит конкуренции с европейскими товарами, которые хлынут на него при введении режима свободной торговли… Следствием тарифной либерализации, которая охватит до 98% товаров из Европы, станет постепенное вытеснение европейской продукцией конкурентов с украинского рынка. А вторая волна европейского торгового «цунами» вынесет весь этот объем на рынки стран Таможенного союза», — моделирует развитие событий Медведев. И предупреждает: «Конечно, мы не будем просто наблюдать за этим процессом, а примем ответные меры, результатом которых станет кардинальное снижение экспорта украинских товаров в Россию, Белоруссию и Казахстан. В этом случае потери Киева могут составить до 15 миллиардов долларов».

Также автор материала подчеркивает, что «отдельных усилий и огромных затрат потребует переход на европейские технические стандарты и нормы, по которым уже через несколько лет должны будут работать промышленность и сельское хозяйство» Украины. Возможно, называвшиеся правительством Виктора Януковича оценки этих затрат в 160—500 млрд евро в течение десяти лет и завышены, но «в любом случае это связано с очень крупными ассигнованиями» и «ждать компенсации этих издержек от Евросоюза было бы наивно», рассуждает Дмитрий Медведев.

На самом деле, по мнению главы российского правительства, на Западе «никто не горит желанием давать Украине деньги даже на неотложные нужды. Европа в самом крайнем случае может выделить кредит на покрытие долга, вот-вот грозящего дефолтом». «Экономика Европы сама с трудом выбирается из кризиса, — поясняет Медведев. — И Брюссель не будет помогать Украине так же, как он помогал в период кризиса 2008 года Греции, Испании, Ирландии и другим странам». И этот-то шаг потребовал от Евросоюза долгих согласований, напоминает Медведев: «А ведь тогда речь шла о членах ЕС, а теперь — всего лишь о стране, которую никто в Евросоюз принимать не собирается».

Он обращает внимание на то, что «соглашение об ассоциации с ЕС не содержит не только обязательств, но и упоминания о перспективах членства Украины в ЕС». Отношения Евросоюза с Украиной в этом плане Медведев сравнивает со «свиданиями, которые никогда не закончатся свадьбой», и приводит в пример Турцию, которая «подписала соглашение об ассоциации 51 год назад и до сих пор не является членом Европейского союза». «Киеву также стоило бы присмотреться к опыту тех своих юго-западных соседей, которые все же вступили в ЕС», — пишет Медведев, упоминая, в частности, существенный рост безработицы в Болгарии и сокращение поступления туда иностранных инвестиций.

На звучащие в последнее время заявления украинских политиков о том, что страна «вообще готова отказаться от каких-либо торгово-экономических связей с Россией», премьер РФ отвечает, что сильно сомневается «в способности киевских стратегов» эти связи обнулить, хотя «серьезный и даже тяжелый урон им нанести можно». При этом «Россия… экономически их переживет», но, например, «никто на Украине не объяснил… чем и кем будут замещены» российские заказы на украинских предприятиях, которые весной этого года Минпромторг РФ оценивал в 15 млрд долларов, или 8,2% ВВП Украины.

«Мы заранее предупредили украинских партнеров: ухудшение наших отношений неизбежно в случае применения соглашения об ассоциации Украины с ЕС в том виде, в каком оно подписано. По некоторым оценкам, украинская экономика будет ежегодно терять минимум 33 миллиарда долларов. Россия будет защищать интересы своих производителей и рынки», — предупреждает также Медведев. Он напоминает, что в сентябре подписал постановление о повышении ставок таможенных пошлин на товары, которые завозятся с территории Украины в Россию, до уровня, установленного Таможенным союзом для не входящих в него стран. Применяться оно будет в случае, если отдельные положения торговой и экономической части соглашения Украины с ЕС начнут действовать досрочно, а не с 1 января 2016 года. «Также мы запустили систему мониторинга за исполнением экономической части соглашения об ассоциации Украины с ЕС, чтобы отслеживать возможное появление на российском рынке по демпинговым ценам товаров ЕС под видом украинских», — добавляет премьер.

Оценивая потенциальный ущерб, который может нанести украинской экономике дальнейшее ухудшение российско-украинских отношений, Медведев упоминает и денежные переводы на родину от работающих в РФ украинцев: «Возможные потери украинцев, если они лишатся заработка в России, оцениваются в 11—13 миллиардов долларов, то есть ни много ни мало — около 7% ВВП страны».

Свой материал Медведев завершает постулированием новых принципов взаимоотношений России и Украины. Он подчеркивает, что по-человечески россияне очень сочувствуют украинскому обществу: оно «уже расплачивается за те иллюзии, которыми его сейчас щедро кормят правящие элиты, мечтающие о появлении в своих карманах европейских паспортов». «Однако государство Украина сделало свой выбор», — напоминает российский премьер. «Наши страны — соседи и не могут не сотрудничать. Просто теперь это сотрудничество будет исключительно, можно сказать, «европейским», рациональным и прагматичным. Россия намерена строго следовать своим национальным интересам. И будет твердо их отстаивать — как и в случае с любым другим равноправным партнером. Выстраивая отношения в новых условиях, мы оставим эмоции и «родственные чувства» в стороне. И больше не станем содержать экономику Украины. Нам это невыгодно. Да и, честно говоря, надоело», — пишет Медведев.

«Может быть, именно такого — немного холодного — прагматизма в политике и экономике нашим странам не хватало все годы после распада СССР. И теперь, после тяжелых испытаний и потерь, у нас есть шанс выстроить по-настоящему деловые, взаимовыгодные отношения», — заключает он.