Аудиторский отчет пятилетней давности по банку «Траст», подготовленный к так и не состоявшейся сделке, «проливает свет на истинное состояние банка», пишет газета «Ведомости», в распоряжении которой оказался документ.

Как уточняется, отчет был подготовлен аудиторской компанией EY (тогда — Ernst & Young) и содержит информацию о состоянии «Траста» в середине 2009 года, когда акционеры банка вели переговоры об объединении с дочерним банком «Роснефти» — Всероссийским Банком Развития Регионов. О существовании такого документа знают два человека, работавшие в 2009-м в одной из структур «Роснефти» и «Трасте». Представители EY и «Роснефти» отказались комментировать отчет.

Если верить документу, портфель кредитов «Траста» в середине 2009 года составлял 65 млрд рублей после вычета резервов, при этом 60% (42,7 млрд) было выдано связанным сторонам, указывает газета. Один из контрагентов, сотрудничавший в то время с банком, подтвердил, что на связанные стороны приходилось более половины портфеля «Траста». Из них на проекты акционеров (Илья Юров, Сергей Беляев, Николай Фетисов) приходилось 23,8 млрд рублей, еще 8,5 млрд составила реструктуризация выданных им проблемных кредитов, а 6,5 млрд было выдано дружественным структурам для поддержания нормативов регулятора, писали аудиторы EY.

Фактически банк грубо нарушал нормативы по кредитованию связанных сторон — оно вдвое превышало капитал банка (тогда он составлял 11,5 млрд рублей), хотя такие кредиты ограничены планкой в 25% капитала, делают вывод «Ведомости». И уточняют, что в отчетности банка по МСФО за 2009 год отражены кредиты связанным сторонам всего на 820 млн рублей, или 1,3% портфеля.

В июле 2010 года рейтинговое агентство Fitch заявило, что обеспокоено «сохраняющейся непрозрачностью некоторых активов банка» и не исключает, что кредиты, выданные связанным сторонам, могут занимать гораздо большую часть портфеля. После этого банк отказался от рейтинга агентства.

Номинальная доля таких операций всегда была низкой, указывает бывший сотрудник «Траста». Половина кредитов, выданных акционерам, шла на сделки с недвижимостью и девелоперские проекты, следует из отчета EY. Fitch отмечало, что треть портфеля приходится на такие сделки, причем у агентства недостаточно информации, чтобы понять, связаны ли эти сделки с владельцами банка.

Аудиторы указывали и на сомнительное качество капитала банка. Субординированные кредиты, выделенные банку для пополнения капитала, оказались «схемными»: акционер TIB Investments получил средства для субординированных инструментов в виде кредитов самого банка. Из схемы, изложенной аудиторами, следует, что «Траст» выдал межбанковский кредит на 5,4 млрд рублей VTB Austria, который предоставил такую же сумму TIB Investments, а в итоге эти деньги были выданы банку в качестве субординированного займа для пополнения капитала. Представитель ВТБ в среду вечером не смог это прокомментировать. Выявление этого факта регулятором «может привести к штрафам, отказу в финансировании со стороны ЦБ, отзыву лицензии», отмечалось в отчете EY.

Ликвидность банка в основном поддерживалась за счет ЦБ (28% привлеченных средств) и вкладчиков (39%). У «Траста» был разрыв между срочностью активов и обязательств практически на всех сроках, от одного дня (разрыв в 6,7 млрд рублей) до одного года (46 млрд), указывали аудиторы EY.

Финансовый результат банка напрямую зависел от разовых сделок — выкупа собственных евробондов, а также продажи земли в Перми. Чистый убыток банка по МСФО за первое полугодие 2009 года составлял 826 млн рублей, а без учета указанных статей увеличивался до 2,3 млрд.

За прошедшее время состояние банка не улучшилось, говорит его бывший менеджер, покинувший «Траст» около года назад. Банк «балансировал на грани», описывали его состояние многие контрагенты.

ЦБ хотел, чтобы «Траст» оздоравливался собственными силами, банку был составлен план самостоятельного финансового оздоровления, — этот проект курировал директор департамента банковского регулирования Василий Поздышев, рассказывает человек, близкий к надзорному блоку регулятора. Однако все карты спутал набег вкладчиков, которые испугались роста ключевой ставки ЦБ и падения курса рубля. Те 3 млрд рублей, которые вкладчики вынесли из банка, оказались критическими, говорил зампред ЦБ Михаил Сухов, хотя это составляет менее 2% вкладов (144 млрд).

В понедельник, неожиданно решив санировать «Траст», ЦБ выделил на это 30 млрд рублей, напоминает газета. Но банкиры, знакомые с положением дел в банке, считают, что потребоваться может гораздо больше: оценки, насколько стоимость активов может быть дешевле обязательств, доходят до 50—60 млрд рублей.

Банк никогда не был прибыльным, но вряд ли на его состояние повлияли эти операции акционеров, вспоминает бывший менеджер «Траста». «Ошибка в случае с «Трастом» состояла в том, что большое количество розничных кредитов было выдано за короткое время на очень насыщенном рынке, — говорит он. — Банк фактически брал «отказников» (которые не смогли занять у других банков. — Прим. «Ведомостей»), в 2010—2013 годах был сформирован портфель, который приносил только убытки».