Россия подала ходатайства об отмене решений международного арбитража по искам бывших акционеров «ЮКОСа». Об этом говорится в сообщении, размещенном вечером в пятницу на сайте Минфина РФ.

«Минфин России информирует, что 28 января 2015 года Российская Федерация подала в Окружной суд Гааги три ходатайства об отмене арбитражных решений, вынесенных международным арбитражем в рамках трех параллельных арбитражных разбирательств, инициированных бывшими мажоритарными акционерами ОАО «НК «ЮКОС» на основании договора к Энергетической хартии. Ходатайства были надлежащим образом вручены бывшим мажоритарным акционерам ОАО «НК «ЮКОС» 10 ноября 2014 года, что послужило основанием для возбуждения судебного разбирательства об отмене всех трех арбитражных решений», — указано в релизе.

Постоянная палата третейского суда в Гааге после многолетнего процесса вынесла вердикт по иску экс-акционеров «ЮКОСа», фактически признав нефтяную компанию экспроприированной и обязав Россию выплатить истцам более 50 млрд долларов — компенсацию за развал компании плюс судебные издержки. Суд постановил, что в случае неосуществления выплат до 15 января 2015 года на сумму начнут начисляться проценты. В РБК подсчитали, что за первый год неисполнения решения суда набежит 886,5 млн долларов неустойки.

По информации Минфина, в ходатайствах отмечается, что арбитражные решения прямо противоречат двум решениям, ранее принятым независимыми палатами Европейского суда по правам человека: так, обе палаты единогласно постановили, что «ЮКОС» занимался масштабным уклонением от уплаты налогов; что решения об их доначислении «ЮКОСу» были правомерными и соответствовали законодательству РФ; что действия российских властей не были политически мотивированными, а также что «ЮКОС» не подвергался дискриминации. В ходатайствах указывается, что схема «ЮКОСа» по уклонению от уплаты налогов была бы признана незаконной налоговыми органами практически всех стран мира.

В ходатайствах также отмечается, что иски бывших мажоритарных акционеров «ЮКОСа» не должны были когда-либо рассматриваться международным арбитражем, поскольку спор носил чисто внутренний, российский характер. Согласно договору к Энергетической хартии, международное арбитражное разбирательство может быть возбуждено лишь гражданами государства, которые осуществили инвестиции в компанию, находящуюся в другом государстве. Все действительно заинтересованные истцы в настоящем споре являются гражданами РФ, и ни один из них никогда не осуществлял иностранные инвестиции в «ЮКОС», отмечает Минфин.

РФ требует отмены решений на тех основаниях, что, во-первых, третейский суд не обладал юрисдикцией на рассмотрение исковых требований бывших акционеров «ЮКОСа», во-вторых, суд нарушил собственный мандат, и в-третьих — арбитры либо не привели обоснований, либо привели противоречивые обоснования в отношении ключевых аспектов своих решений. «Наконец, решения третейского суда нарушают публичный порядок, включая право Российской Федерации на применение надлежащей правовой процедуры рассмотрения хозяйственных споров», — отмечается в сообщении.

Как следует из сообщения Минфина, в ходатайствах среди прочего указано, что методика подсчета убытков, разработанная третейским судом по собственной инициативе, содержала внутренние противоречия и привела к необоснованному присуждению убытков. «Третейский суд не привел вообще никакого обоснования размера корректировок, которые он внес в сумму гипотетически рассчитанных дивидендов ОАО «НК «ЮКОС», предложенную экспертом истцов по вопросам убытков», — подчеркивает Минфин. Присужденные арбитрами убытки не только являются штрафными, но и не основываются на стандартах оценки убытков, установленных договором к Энергетической хартии, отмечает ведомство.

Многие из своих ключевых выводов третейский суд обосновал собственными предположениями касательно того, что могло бы иметь место, а не тем, что фактически имело место согласно представленным доказательствам, считает российская сторона.

В ходатайствах отмечается, что «решения третейского суда отражают пристрастность и предвзятость арбитров по отношению к Российской Федерации». По мнению российской стороны, суд «толковал доказательства и правовые источники в пользу только одной из сторон арбитражного спора».

Минфин также обращает внимание на то, что суд «неоднократно не принимал во внимание неизбежные последствия его собственных выводов».