МВД и Минюст, а также администрация президента РФ не поддержали интернет-петицию об уголовном наказании за незаконное обогащение чиновников, которая ранее набрала 100 тыс. голосов на портале «Российская общественная инициатива». Об этом сообщили представители профильных ведомств на заседании экспертной комиссии федерального уровня под руководством министра по вопросам «Открытого правительства» Михаила Абызова, где обсуждался документ.

Авторы петиции из Фонда борьбы с коррупцией предложили распространить юрисдикцию России на статью 20 Конвенции ООН против коррупции и ввести в Уголовный кодекс РФ новый состав преступления «Незаконное обогащение» в отношении лиц, обязанных представлять сведения о своих доходах и расходах. Чиновники, у которых обнаружены активы, явно превышающие их законные задекларированные доходы, по мнению активистов, должны нести уголовную ответственность.

По мнению чиновников профильных ведомств — МВД и Минюста, а также управления администрации президента РФ по вопросам противодействия коррупции, все необходимые законодательные механизмы борьбы с коррупцией уже предусмотрены, а данная инициатива помимо прочего противоречит принципу презумпции невиновности.

По словам заместителя начальника управления администрации президента РФ по вопросам противодействия коррупции Валентина Михайлова, РФ ратифицировала Конвенцию ООН против коррупции полностью еще в 2006 году, она действует без каких-либо оговорок и изъятий. Кроме того, как заметил Михайлов, при распространении Уголовного кодекса на преступления такого характера будет сложно ответить на вопрос, что считать местом и временем совершения преступления, как определять срок его давности.

Как указал в свою очередь заместитель директора департамента международного права Минюста РФ Михаил Виноградов, реализация этой инициативы приведет к ряду проблем конституционного права, связанных с понятием презумпции невиновности.

«Мы не поддерживаем эту инициативу. Конечно, коррупция в стране — проблема большая, но это не проблема отсутствия законодательных механизмов», — согласился заместитель главы МВД РФ Игорь Зубов.

Кроме того, экспертная группа посчитала избыточными и нарушающими права человека предложения авторов интернет-петиции обязать чиновников, занимающих высшие государственные должности, представлять своим работодателям сведения о доходах и расходах своих совершеннолетних детей и отчитываться о доходах и расходах перед бывшим работодателем в течение трех лет после увольнения.

Со своей стороны глава комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая назвала сбор подписей в пользу ратификации 20-й статьи заведомо недобросовестной манипуляцией общественным сознанием, поскольку «Конвенция ратифицирована полностью, без оговорок». По ее словам, многие страны-участницы, например Бельгия, Финляндия, Португалия, Дания, Норвегия, Франция, США, Швеция, не имплементировали статью 20 в свое уголовное законодательство именно из-за ее противоречия основополагающим принципам своих правовых систем. «Кроме того, в российском законодательстве уже давно применяется конфискация имущества, полученного в результате совершения преступления, как иная мера уголовно-правового характера. Она установлена более чем по 70 составам преступлений», — уточнила депутат.

Михаил Абызов заявил, что в предложенных формулировках документ не может быть передан в Госдуму для дальнейшей проработки, но поддержал предложения участников заседания создать рабочую группу совместно с Советом Федерации и межфракционной рабочей группой Госдумы, которая бы занялась формированием предложений по дальнейшей борьбе с коррупцией и введению дополнительной ответственности чиновников за коррупционную деятельность.