Охлаждение отношений между Западом и Москвой вынуждает Сбербанк приступить к продаже активов в Центральной Европе: крупнейший российский банк ищет покупателей на «дочек» в Словакии и Венгрии, пишет чешское издание Lidovky со ссылкой на свои источники. Дочернего банка в Чехии продажа не коснется, но в Венгрии и Словакии уже готовят сделки, подтвердил изданию финансовый инвестор, пожелавший остаться неназванным.

Дочерний банк Сбербанка в Словакии оценивается в 2 млрд евро, актив в Венгрии – около 1,6 млрд, отмечает чешское издание. По информации собеседников издания, словацкой «дочкой» Сбербанка предварительно заинтересовались три потенциальных покупателя – чешско-словацкая финансовая группа Penta, чешско-словацкий дочерний банк итальянского UniCredit и венгерский OTP Bank, который также работает в Словакии. В публикации отмечается, что в результате введенных в прошлом году санкций Европейского союза и США Сбербанк «испытывает трудности с привлечением капитала на мировых рынках». Издание напомнило слова главы Сбербанка Германа Грефа, сказанные им в сентябре: «Рынки де-факто сегодня уже закрыты». Тогда глава Сбербанка подчеркнул, что реально привлечь внешнее финансирование теперь нельзя «ни до трех месяцев, ни до 30 дней». Хотя есть некоторые предположения о намерении Сбербанка продать чешскую «дочку», эта информация еще не подтвердилась, пишет пражское издание.

Представитель Сбербанка Александр Базиян отказался от комментариев.

Один из миноритарных акционеров венгерского OTP Bank Мегдет Рахимкулов узнал о том, что OTP может быть претендентом на покупку «дочек» Сбербанка, в понедельник из СМИ. OTP Bank, если бы интересовался этими активами, прежде всего обратил бы внимание на банк в Словакии, так как позиции OTP в Венгрии и так отличные, сказал Рахимкулов РБК.

По его словам, цены, озвученные СМИ, кажутся ему нереальными.

В сентябре 2011 года Сбербанк подписал соглашение о покупке Volksbank International AG, куда входили девять банков, в том числе банки в Словакии и Венгрии, за 585 млн евро. Итоговая сумма сделки была снижена до 505 млн. «Откуда взялись такие цены, я не понимаю», – удивляется Рахимкулов.