С ноября 2014 года число занятых в теневом секторе экономики России выросло на 3–4 млн человек. С ноября 2014-го по февраль 2015 года неформальная занятость уже увеличилась до 17–18 млн человек с 13–15 млн, говорится в справке, подготовленной экспертами ВШЭ и аппарата бизнес-омбудсмена Бориса Титова.

Рост числа занятых в неформальном секторе (те, кто занят в производстве добавленной стоимости в структуре, у которой отсутствует госрегистрация в качестве юридического лица, вне зависимости от того, заняты ли они также в формальном секторе) фиксируют и в Росстате. С января по сентябрь 2014 года (более свежих данных нет) в теневой экономике стало работать на 1,5 млн человек больше – 14,9 млн. Это каждый пятый работник из числа занятого населения. С учетом тех, кто получает зарплаты в конвертах на официальной работе, доля может быть вдвое выше. Теневая занятость может достичь 40%, считает старший научный сотрудник Центра социально-политического мониторинга ИПЭИ РАНХиГС Андрей Покида.

Объем теневой экономики по мере развития кризиса может вырасти до 20–22% с нынешних 15–17%, прогнозируют эксперты ВШЭ. Торговля и строительство – главные теневые сферы, говорит Покида. Причина роста теневого сектора — сокращение числа малых предприятий. За последние два года прекратили работу 600 тыс. индивидуальных предпринимателей по всей стране (по итогам 2013 года, по данным Росстата, в России было 5,4 млн ИП). Еще 250–300 тыс. ИП могут сняться с регистрации при сохранении жесткой денежно-кредитной и фискальной политики, пишут эксперты ВШЭ. Они указывают на «запретительный» уровень ключевой ставки как на причину проблем в реальном секторе. Это делает убыточными инвестиции и «планово убыточным реальный сектор, консервируя сырьевую зависимость экономики».