Глава ЦБ Эльвира Набиуллина выступала против контроля за движением капитала, которое рекомендовали Владимиру Путину его советники. Президент прислушался к ней и поручил ей разобраться с этим вопросом, пишет Bloomberg.

В середине декабря 2014 года аналитики Bank of America Merrill Lynch высказали опасения, что российские власти намерены ввести контроль за движением капитала. Авторы прогноза основывались на послании Путина Федеральному собранию и последующих заявлениях властей. «Это был исторический момент, потому что она (глава ЦБ. — Прим. ред.) убедила Путина принять рыночное решение по проблеме, которая угрожала всей банковской системе», — сказал агентству председатель совета директоров UBS AG в России Райр Симонян, отметив, что в противном случае Россия могла оказаться в экономической изоляции.

Несмотря на номинальную независимость регулятора, Путин в конечном счете влияет на Центробанк, пишет Bloomberg со ссылкой на мнение аналитиков. Однако Набиуллина, отмечает агентство, обладает значительной властью, имея прямую связь с президентом по горячей линии. Когда на ее столе раздается звонок из Кремля, все прочие покидают ее кабинет, рассказали Bloomberg источники. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков утверждает, что Путин «не может вмешиваться в повседневную деятельность Центробанка», так как не имеет такого права.

Когда 16 декабря рубль после повышения ключевой ставки до 17% перешел на бирже в свободное падение (котировки превышали 80 рублей за доллар и 100 за евро), в ЦБ раздавались призывы к валютной интервенции. Однако, по словам источников Bloomberg, знакомых с деталями, обсуждавшимися на срочном совещании в Банке России, Набиуллина, наблюдавшая за обвалом валюты по своему планшету, заявила, что не следует больше бороться с рынком, а спекулянтам нужен холодный душ.

Это смелое решение начало приносить плоды, пишет Bloomberg, поскольку с того момента, прозванного «черным вторником», рубль укрепился на 19% по отношению к доллару. В целом, по данным опроса 29 экономистов, оценки действий Набиуллиной по преодолению валютного кризиса улучшаются. 31% опрошенных Bloomberg заявил, что придерживаются теперь лучшего мнения о монетарных властях, чем полгода назад, а 21% — что их отношение ухудшилось. В том же самом опросе 19 респондентов позитивно оценили роль регулятора в российской экономике, восемь дали нейтральные оценки и только двое — негативные.