В 2015 году розничное банковское кредитование будет сокращаться, рост кредитных портфелей по корпоративному сектору может составить около 10%. Прогноз развития события в банковском секторе в 2015 году дал глава ВТБ 24 Михаил Задорнов в эфире телеканала «Россия 24».

Про сокращение розничного кредитования: «Мы ожидали, что в 2015 году будет резкое падение спроса на розничный банкинг. Мы ждали, что портфель российских банков сократится. Пока наши предположения оправдываются. За январь — февраль розничные кредиты российских банков сократились на 4%. Эта тенденция, к сожалению, я думаю, продержится полгода. И мы видим наиболее резкое сокращение по необеспеченным кредитам. Банки в целом и ВТБ 24 в частности выдали в четыре раза меньше кредитов, чем в январе — феврале прошлого года. Выдача ипотеки упала процентов на 60 по сравнению с началом 2014-го. По кредитным картам ситуация несколько лучше.

ВТБ 24 достаточно активно выдает кредиты малому бизнесу. Но мы знаем, что многие банки закрыли кредитование малого бизнеса. Возможно, мы здесь собираем заявки с рынка, потому что другие игроки работают хуже. В итоге, я думаю, что розничный портфель в целом снизится на 3—4%».

О программах поддержки кредитования: «Поддержат рынок две программы. Запущена программа по льготной ипотеке. Мы буквально за первую неделю собрали заявок на 5 миллиардов рублей. Сейчас мы массово собираем заявки по всей стране и не только мы, но и другие банки. Сейчас мы ждем программу субсидирования ставок по автокредитам. Автомобильный рынок просел в прошлом году на 17%. В этом году падение составит еще 30% к снизившемуся значению 2014 года. Мы, как и в 2011—2013 годах, ведем переговоры с Минпромом о запуске программы субсидирования ставок. Две трети ключевой ставки ЦБ будет возвращаться банкам, и для конечного заемщика ставка опустится примерно до 14%. Эти две программы поддержат спрос на кредиты».

Про ужесточение требований к заемщикам: «Мы зажимали риски примерно с весны 2013 года, когда уже были признаки того, что люди стали хуже расплачиваться по кредитам. Конечно, резкое ужесточение требований мы провели в декабре. Дело в том, что люди вели себя не вполне рационально, и надо было провести это ужесточение, потому что многие бы взяли кредиты, которые не стали бы брать в нормальной ситуации. Надо было сделать превентивное отсечение совсем уж паникующих заемщиков. Сейчас мы понемногу отпускаем риск-требования и смотрим на ситуацию, анализируя спрос на кредиты каждые две недели. Он понемногу оживляется».

Про корпоративное кредитование: «Будет расти и портфель корпоративного кредитования, поскольку банки замещают для наших предприятий и корпораций внешнее финансирование, которое практически для всех сейчас закрыто. Но корпоративные портфели вырастут не более чем на 10% в этом году. Заимствования по текущим ставкам не выдерживает практически ни один сектор, кроме особо выгодного экспорта и оптово-розничной торговли определенными товарами».

Про возвращение денег населения в банковскую систему: «В нормальные годы, в 2011—2013-х, прирост средств на счетах населения каждый год составлял примерно 2 триллиона рублей. В прошлом году был ноль, вот и получается, что люди не донесли в банки примерно 2 триллиона рублей. Но они их не все сохранили, часть потратили. Скажем осторожно, есть 1—1,5 триллиона рублей, которые люди потенциально могут вернуть в систему, если почувствуют, что ситуация стабильна».

Про «плохие» кредиты: «Сейчас мы имеем просроченную задолженность в рознице на уровне 9% в целом по системе. У нас в банке это 7—7,5%. Банки очень сильно дифференцированы в зависимости от сегмента, в котором они работают. Корпоративная задолженность, к сожалению, подтягивается к этим значениям, хотя сейчас там просрочка меньше. Наша оценка такова: больше, чем в прошлый кризис, то есть 13—15%, в этом году не будет. Если кризис затянется, то этот уровень будет превышен. Я бы не ожидал больше 15% просрочки совокупно по всем портфелям».

Про программу докапитализации: «У нас нет необходимости получения денег государства, потому что мы заработали хорошую прибыль в прошлом году. Сейчас у нас достаточность капитала составляет 12% и потребности в докапитализации нет. Кроме того, условия, которые утвердило правительство через совет директоров АСВ, мне кажутся неправильными. Рост реального портфеля на 12% невозможен в условиях, когда население брать кредиты не хочет. Это невыполнимо. Условия предоставления ОФЗ в том, что валютная переоценка не действует. Второе условие, которое я считаю неправильным: банк, который берет ОФЗ, должен заморозить фонд оплаты труда на три года».

Про деофшоризацию экономики: «Мне кажется, что любая амнистия капитала заключается не только в том, чтобы морковку показать. Должны быть созданы в целом условия экономические и политические, которые вызывают у людей доверие. Мне кажется, что в сегодняшних условиях неопределенности любое движение по амнистии капитала будет вызывать вопросы. По реакции бизнеса вижу, что есть серьезные вопросы по самим условиям этого нового закона. Сейчас нет какого-то активного движения по переводу средств из-за границы в Россию».