Китай постепенно сдвигает глобальную гегемонию США благодаря своему новому оружию — Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций (АБИИ), который планомерно занимает значительную нишу в мировой экономике, пишет доктор политико-экономических наук Джек Расмус.

Пока США пытаются разорвать торгово-экономические связи Европы и России, Китай мягко и планомерно проникает в регион через «западную дверь» и увеличивает свое влияние в Европе.

Не так давно МВФ объявил, что в мае намерен принять решение о включении китайского юаня в перечень международных резервных валют наряду с долларом, фунтом и евро, а это, считает Расмус, большой успех китайской политики.

Кроме того, основным конкурентом МВФ ныне становится китайский проект АБИИ, который в отличие от МВФ не является инструментом выкручивания рук в интересах США. Германия, Франция, Италия, Люксембург, Швейцария, Великобритания и многие другие европейские страны присоединились к АБИИ, дабы привлечь китайские инвестиции в свои крупные компании.

Аналитик отмечает, что США были застигнуты врасплох, когда их главный экономический партнер — Великобритания — первым объявил о присоединении к АБИИ в качестве одного из учредителей. В Вашингтоне этот шаг вызвал негодование.

Вскоре после присоединения к проекту нескольких европейских стран их примеру последовали Австралия и Сингапур, а Южная Корея и Канада, как и многие другие постоянные экономические союзники США, в настоящее время ведут обсуждение этой привлекательной перспективы.

По мнению Расмуса, юань, конечно, не заменит доллар завтра же или в ближайшей краткосрочной перспективе, а АБИИ не сменит МВФ и Азиатский банк развития. Однако в долгосрочной перспективе это представляется неизбежным, если Китай продолжит свой рост теми же темпами, а США продолжит держаться своих самых низких средних исторических темпов роста.

Автор заключает, что КНР представляет на сегодняшний день самую большую угрозу для гегемонии США в Европе и в мире. Однако США слепо продолжают заниматься экономическим авантюризмом в Европе, пытаясь сдерживать так называемую российскую угрозу, которой на самом деле не существует.