Иностранные банки стали пристальнее изучать трансакции российских денег, утверждают собеседники РБК в правительстве и финансовой сфере. Проверяется связь контрагентов с войной в Донбассе и фигурантами санкционных списков.

За рубежом интересы отечественных предпринимателей «ни во что не ставят, а то и вовсе могут ободрать как липку», предупреждал президент Владимир Путин в послании Федеральному собранию в конце прошлого года. В качестве доказательства он привел «стрижку» депозитов на Кипре и санкции Запада. «Лучшая гарантия — это национальная юрисдикция», — убеждал президент.

Спустя три месяца Путин еще раз предупредил бизнесменов об опасностях за рубежом. Ряд стран может заблокировать возврат российского капитала, ошарашил он участников съезда РСПП 19 марта.

«Пока ничего не замораживают», — заверяет высокопоставленный чиновник российского правительства: это будет плохим сигналом для арабских и китайских инвесторов. Но давление есть, признает он: спрашивают о происхождении капитала, запрашивают справки о движении по счетам тщательнее, чем раньше.

По мнению экспертов, в давлении не всегда виноваты иностранные власти. Зачастую это инициатива самих банков.

В прошлом году Минюст США заключил с французским банком BNP Paribas соглашение о выплате рекордного штрафа в 8,9 млрд долларов. Так банк был наказан за нарушение режима санкций, установленных США против Ирана, Судана и Кубы. Штрафы — гигантские, поэтому российские платежи проверяются крайне тщательно, признает сотрудник российской «дочки» одного из европейских банков: «За каждой проводкой следят как минимум три специалиста». (По его словам, обычно их двое.) То что контроль над платежами из России ужесточился, а штат внутренних контролеров увеличился, подтверждает и сотрудник российской «дочки» другого европейского банка.