Следственный комитет снял обвинения в мошенничестве с Владимира Багаева, личного менеджера Александра Кержакова в Газпромбанке, по делу о хищении у футболиста более 300 млн рублей, сообщил РАПСИ во вторник адвокат Багаева Сергей Анисимов.

Как ранее сообщал Следственный комитет, в 2011—2012 годах предприниматель из Воронежа Михаил Сурин и другие лица получили от Кержакова более 329 млн рублей под обманным предлогом финансирования строительства нефтеперерабатывающего завода в Воронежской области. По обвинению в мошенничестве год назад Сурин, а также личный менеджер Кержакова в Газпромбанке Владимир Багаев были заключены под стражу.

Как сообщил РАПСИ во вторник Анисимов, в конце декабря следствие переквалифицировало обвинение его подзащитному на статью 327 Уголовного кодекса РФ («Подделка документов»). Дело Багаева было выделено в отдельное производство, а сам он был освобожден из-под стражи.

Во вторник в Октябрьском районном суде Петербурга состоялось предварительное заседание по делу Багаева. Слушание по существу начнется 21 апреля.

«Следствие пришло к выводу о том, что причастность Багаева к тому обвинению, которое предъявлено Сурину, не подтверждена никакими доказательствами», — сказал адвокат Анисимов.

В деле Багаева, по словам его защитника, нет потерпевших. Статья, инкриминируемая Багаеву, направлена против порядка управления, какого-либо ущерба никому не причинено, а Кержаков проходит потерпевшим по делу о мошенничестве.

«Как такового потерпевшего по этому делу нет, не признан никто. Кроме того, никаких доказательств того, что Багаев состоял с кем-то в сговоре, в ходе следствия добыто не было», — сказал адвокат.

По его словам, следствие установило, что из многих десятков заявлений о переводе денег в этой истории подпись Кержакова вызывает сомнения только в двух из них. Кто эту подпись поставил, следствие не установило. Обвинение в подделке подписи Багаеву также не предъявлялось.

«Его обвиняют только в одном: что он, якобы зная о том, что эта подпись выполнена не Кержаковым, передал это заявление о переводе на исполнение», — сказал адвокат.

Адвокат подчеркнул, что при этом следствием установлено, что эти два сомнительных перевода осуществлялись «с ведома Кержакова и по его просьбе», а каких-либо претензий ни к банку, ни к Багаеву футболист не имеет.

Адвокат Багаева напомнил, что по инкриминируемой его подзащитному статье срок давности уголовного преследования истек уже два года назад. Однако поскольку бывший сотрудник Газпромбанка свою вину никогда не признавал, он настаивал на прекращении его дела по реабилитирующим основаниям.