Ближайшая экономическая перспектива для России выглядит гораздо более оптимистичной, чем для Украины, полагает The Economist.

Еще совсем недавно финансовое положение двух стран — России и Украины — было шатким. Теперь одна из этих двух стран чувствует себя намного лучше. Удивительно, что не та, которая только что получила 25 млрд долларов под гарантии Запада, а та, которая оказалась под западными санкциями, пишет журнал.

За полгода рубль потерял 30% цены. Многие экономисты полагали, что ситуация в России будет ухудшаться. Но за последние три месяца рубль снова укрепился на треть, стоимость гособлигаций неуклонно растет, ЦБ снижает процентные ставки, а настроения инвесторов меняются в лучшую для России сторону. Золотовалютные резервы России по-прежнему довольно велики. И многие оптимисты уверены, что российскую экономику просто недооценили — она оказалась более жизнеспособной, чем предполагали на Западе.

Ближайшая перспектива также выглядит неплохо. Американские и европейские санкции теряют остроту. Те, которые были введены Евросоюзом, заканчиваются в конце июля, и добиться, чтобы все 28 государств ЕС проголосовали за их пролонгацию, — недостижимая цель, отмечает издание.

К тому же и цены на нефть перестали «заниматься акробатикой», что привносит стабильность в российскую экономику.

На Украине все выглядит гораздо тревожнее. Гривна немного поднялась в минувшем месяце (по всей видимости, из-за достижения минских соглашений), но по-прежнему курс ее на 30% ниже, чем в начале года. Доверия к украинской экономике в мире как не было, так и нет. Страна все глубже погружается в кризис неплатежей — к концу апреля Укрэксимбанк должен выплатить 750 млн долларов. А условия, выдвинутые МВФ, в частности, о значительном сокращении госрасходов, могут привести к дальнейшему обострению экономических проблем.

Ближайшее будущее Украины выглядит довольно мрачно, утверждает издание. Инвестиционные рейтинги страны снижаются. Валютные резервы стремительно иссякают. Но самое плохое: МВФ настаивает, чтобы к июню Киев представил согласованную с кредиторами программу реструктуризации долга. Есть огромный риск не успеть, и Украина будет вынуждена согласиться на списание гораздо меньших сумм, чем необходимо для спасения ее экономики, прогнозирует Economist.