В Госдуму внесен законопроект, наделяющий налоговиков правом на свое усмотрение признавать сделки незаконными и доначислять налоги. РБК изучило поправки к Налоговому кодексу, которые могут существенно усложнить жизнь бизнесу.

Если смысл сделки заключался в уходе от налогов, то ее участники злоупотребили правом и получили необоснованную налоговую выгоду, пишут в пояснительной записке авторы поправок: председатель бюджетного комитета Госдумы Андрей Макаров и член комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам Ефим Малкин. Такие операции совершаются, как правило, либо с подконтрольными компаниями, либо через офшоры, отмечает федеральный чиновник.

Авторы законопроекта считают, что налоговики должны иметь право лишать участников подозрительных сделок как налоговых вычетов по НДС, так и возможности снизить налогооблагаемую прибыль за счет возникших в результате сделки расходов. Этот подход Макаров и Малкин предлагают закрепить прямо в Налоговом кодексе (по данным парламентской базы законодательных актов, документ внесен в Госдуму 10 апреля).

Концепцию необоснованной налоговой выгоды закрепил Высший арбитражный суд в 2006 году, рассказывает руководитель аналитической службы «Пепеляев Групп» Вадим Зарипов. Формально налоговики не могут применять постановление для отказа в вычетах, отмечает директор по юридическим и налоговым вопросам компании «Пост Модерн Текнолоджи» Владимир Донченко. По его словам, обычно налоговикам приходится ссылаться на нарушение конкретных норм Налогового кодекса. А концепция необоснованной налоговой выгоды используется налоговиками уже в судах.

В судах идет массовое применение концепции необоснованной налоговой выгоды к различным случаям налоговой минимизации, беспокоится Донченко. Если норма будет закреплена в Налоговом кодексе, она станет универсальной «на любые случаи жизни», прогнозирует он: «достаточно налоговикам заявить об отсутствии у налогоплательщика доброй воли, а суду поверить налоговикам». Произвольное применение норм исключено, заверил РБК федеральный чиновник, налоговые органы всегда доказывают необоснованную налоговую выгоду. Добросовестный бизнес не пострадает, успокаивает он.

Новый законопроект опаснее предыдущего, считает Зарипов: «Любую операцию можно будет поставить под сомнение и исключить все вычеты и расходы. А это огромные суммы». Даже у подозрительных на вид сделок могут быть вполне деловые цели, отмечает он, например дробление для выделения новых направлений или непрофильного бизнеса. Некогда подозрения у налоговиков вызывали схемы лизинга, вспоминает общественный бизнес-омбудсмен по налогам и партнер KPMG Михаил Орлов: если продавать имущество, а не сдавать в лизинг, то возмещение НДС из бюджета не требуется. Поэтому лизинг для многих налоговиков был равнозначен понятию «схема по уклонению».

В законе закрепляется лишь общий запрет на учет операций, которые нацелены на занижение налогов, отмечает федеральный чиновник, а критерии отказа в вычетах и расходах и так содержатся в Налоговом кодексе.

Если будет прямой запрет в Налоговом кодексе, то наказание за его нарушение можно будет прописать также в Уголовном кодексе, рассуждает представитель Следственного комитета Георгий Смирнов. Для этого нужно будет сделать перечень уголовно наказуемых способов уклонения от уплаты налогов, который предусмотрен ст. 199 УК, открытым, говорит он, отражая личное мнение. Это означает недопустимое снижение стандартов доказывания в уголовном процессе, беспокоится Зарипов: «Сейчас следователи должны получить прямые доказательства уклонения от налогов: фальсифицированные документы, материалы прослушки и других следственных мероприятий. А так достаточно будет сослаться на злоупотребление правом». Угрозы уголовного преследования для бизнеса резко возрастут, предупреждает юрист.