Арбитражный суд Краснодарского края определением от 24 апреля частично удовлетворил заявление Агентства по страхованию вкладов о принятии обеспечительных мер в рамках иска о привлечении к субсидиарной ответственности по долгам банка «Сочи» пяти контролировавших его лиц. В частности, заявление удовлетворено в отношении трех ответчиков, чью вину в банкротстве банка суд признал днем ранее, следует из материалов арбитражного дела.

Лицензия у банка «Сочи» была отозвана в ноябре 2008 года, а в январе 2009-го краснодарский арбитраж признал его банкротом.

АСВ, конкурсный управляющий, обратилось в арбитраж Краснодарского края с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц — Юрия Бондаренко (в материалах арбитражного дела он также фигурирует под фамилией Телешев), Эльвиры Коршиковой, Андрея Болдырева, Сергея Манушина и Натальи Мойсовой солидарно по долгам банка в сумме свыше 2,422 млрд рублей. Согласно позиции агентства, Бондаренко принимал участие в мероприятиях по выдаче кредитов на сумму около 156,498 млн рублей, Болдырев — на 323,867 млн, Коршикова — на 460,851 млн, Мойсова — на 350,51 млн, Манушин — на 412,084 млн рублей; также, по мнению истца, в результате бездействия Бондаренко должнику причинен вред в сумме почти 718,574 млн.

Последнее требование к Бондаренко мотивировано тем, что руководитель банка-должника, зная о его неплатежеспособности, не принимал мер к восстановлению платежеспособности, в результате чего удовлетворение требований кредиторов на сумму 718,574 млн рублей стало невозможным. Кроме того, в сумму задолженности Бондаренко включены 101,604 млн рублей, присужденные к взысканию в сентябре 2011 года.

По итогам заседания 23 апреля суд пришел к выводу о наличии вины Бондаренко (Телешева), Коршиковой и Мойсовой в банкротстве банка (наличии причинно-следственной связи между их действиями и банкротством). В судебном определении перечисляются случаи выдачи банком кредитов безнадежным (техническим) заемщикам с подробной аргументацией АСВ в пользу такой оценки и с указанием сумм ущерба.

В частности, агентство рассчитало, что за два года, предшествовавших отзыву лицензии у банка «Сочи», размер ссудной задолженности (а она составляла примерно 70% активов банка) увеличился почти на 1 млрд рублей, при этом качество обслуживания долга было низким, а также отмечалось недофинансирование резервов на возможные потери. С учетом корректировки балансовой стоимости имущества агентством установлено, что недостаточность имущества на 20 ноября 2008 года (дата отзыва лицензии) составила минус 2,224 млрд рублей, показатель за два года ухудшился на 1,476 млрд.

У суда отсутствуют основания считать подготовленный агентством расчет стоимости имущества необъективным, говорится в определении. При этом указанный документ не оспорен участвующими в деле лицами (они, как отмечается, вообще ни разу не явились на заседания, а Бондаренко находится в федеральном розыске).

Поскольку банк осуществлял деятельность в течение длительного времени и доказательств того, что его банкротство вызвано иными причинами, нежели выдача перечисленных в материалах дела кредитов безнадежным заемщикам, представлено не было, суд пришел к выводу о наличии причинно-следственной связи между кредитами и банкротством, но виновными признал только тех топ-менеджеров, которые подписывали кредитные документы, — Бондаренко, Коршикову и Мойсову. Еще двое ответчиков лишь голосовали за одобрение кредитов, но, поскольку решения кредитного комитета носили рекомендательный, а не обязательный характер, суд счел вину Болдырева и Манушина в банкротстве банка недоказанной.

Суд также принял во внимание доводы АСВ о том, что в банкротстве сыграло роль бездействие Бондаренко как руководителя, хотя в течение двух лет наблюдалась тенденция по ухудшению финансового состояния кредитной организации. «Напротив, заключались сделки с неплатежеспособными лицами, наиболее ликвидные активы замещались нереальными к взысканию правами требования к лицам, не осуществлявшим реальной хозяйственной деятельности (на дату отзыва лицензии числилось 73 таких заемщика), что еще более ухудшало финансовое положение должника; на протяжении всего указанного периода банком сдавалась недостоверная отчетность, что позволяло вводить в заблуждение Банк России относительно действительного финансового положения должника», — говорится в судебном определении от 23 апреля. Также со ссылкой на пояснения конкурсного управляющего упоминается, что по результатам финансового анализа должника сделаны выводы о преднамеренном банкротстве, материалы направлены в следственные органы, возбуждено уголовное дело.

В ходе судебного заседания 23 апреля представитель конкурсного управляющего обратился с заявлением о принятии обеспечительных мер по иску в виде наложения ареста на имущество ответчиков в объеме, достаточном для удовлетворения заявленных требований. По мнению заявителя, непринятие мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта.

Суд 24 апреля счел необходимым удовлетворить это требование, но только в отношении ответчиков, признанных виновными в банкротстве, — Юрия Бондаренко, Эльвиры Коршиковой и Натальи Мойсовой. При этом, «поскольку в силу специфики настоящего обособленного спора не представляется возможным определить сумму требований, а также у суда отсутствуют сведения о стоимости и составе имущества ответчиков», суд постановил «наложить арест на все имущество ответчиков, на которое согласно гражданско-процессуальному законодательству может быть обращено взыскание». Уточняется, что ответчики смогут пользоваться этим имуществом, но не смогут заключать с ним сделки.

Определением от 23 апреля суд также приостановил рассмотрение вопроса о привлечении к субсидиарной ответственности — взыскании заявленной суммы задолженности по требованиям к Бондаренко (Телешеву), Коршикой и Мойсовой — до окончания расчетов с кредиторами банка «Сочи».