Для победы над кризисом Россия должна перейти к регулированию рынка, стимулированию спроса и протекционизму: все это означает отказ от политики неолиберализма, навязываемой стране США, Международным валютным фондом, Всемирным банком и ВТО. К такому выводу пришли участники Международной научной конференции «Российская экономика и общество на перепутье: преодоление неолиберализма или усугубление кризиса», состоявшейся 23—24 апреля в Российском экономическом университете им. Г. В. Плеханова, сообщили в Институте глобализации и социальных движений (ИГСО), который принимал участие в организации мероприятия.

Как напомнил заведующий кафедрой политической экономии РЭУ Руслан Дзарасов, несколько десятилетий назад Фрэнсис Фукуяма провозгласил один путь — «свободный рынок» и отказ от регулирования. «Было провозглашено, что низкая цена рабочей силы есть основа инвестиций и роста экономики. Так появился неолиберализм. Но с 2008 года все более очевиден провал этой доктрины, потому и в 2015-м мы говорим о кризисе. В ответ же на него началась евразийская интеграция как попытка стран найти общий выход без указаний США, МВФ или Всемирного банка. Однако, сделав первые шаги, этот процесс обернулся политическим обострением. Без этого, видимо, крах неолиберализма и переход к новой модели развития экономик произойти не может. На выходе же должно появиться рыночное планирование», — пытается смоделировать дальнейшее развитие экономической ситуации эксперт.

По словам профессора политологии университетов Ньюкасла и Хельсинки Барри Гиллса, налицо перенакопление капитала, но «наш кризис не финансовый. Он основан на распределении доходов, богатств, заработков». «Это игнорируется правящими кругами. Потому сужение и фрагментация в экономике привели к военным конфликтам, один из которых развернулся на Украине. Риски усиления кризиса возрастают не только в России, правительства же заняты поддержкой финансового сектора», — отметил политолог. «Но проблемы банков — лишь треть всех бед, есть же еще душащий экономики плен долгов населения и государств. Освобождение из него очень важно для восстановления развития, которое невозможно без роста благосостояния людей труда», — считает Гиллс.

«Россияне могут этого еще не понимать, но кризис создал в Европе ситуацию социальной войны ЕС против народов, — заявил представитель Греции Димитрис Пателис, адъюнкт-профессор философии в Техническом университете Крита. — И евроинтеграция — это не политика развития, она не годится и для России, чтобы эффективно бороться с кризисом. Что стало на этом пути с Украиной? Порабощение и регресс. И это может прийти в другие государства. Причем бюджетные дефициты периферийных стран оказываются прямо пропорциональны профицитам финансовых корпораций стран центра. Если говорить о Греции, где перерыва между волнами кризиса не было, то «война санкций», навязанная нам ЕС, ударила по сельскому хозяйству, усилив кризис. Но борьба с ним в форме «жесткой экономии» — это страшная разрушительная сила, и копировать ее России не нужно ни в коем случае».

По мнению журналиста, сотрудника ИГСО Владимира Пешкова, «не единый рост потребительских цен выдает кризис, но и меры правительства и региональных властей по оптимизации, особенно в социальной сфере. И это зачастую ответ на огромные долги регионов, хотя оптимизации не дают экономии — это миф. В иных случаях они даже приводят к росту затрат. А множество людей остается без работы».

«Пора предложить конкретные рецепты, — резюмирует руководитель Центра экономических исследований ИГСО Василий Колташов. — Что если государство использует «войну санкций», которую России навязали США и ЕС, для отказа соблюдать правила ВТО, которым всякие политические вмешательства в торговлю противоречат? Это будет первый шаг к протекционизму. Он же нам необходим. Можно за два года выкупить 4 миллиона квартир, новые возвести с использованием только российских материалов и техники. Это даст сильнейший импульс промышленности, где спад нарастает. Это будет означать разрыв с неолиберальными правилами, с «Вашингтонским консенсусом»? Пусть лишь бы это означало разрыв с кризисом и развитие. В противном случае экономика еще сильно просядет».

Заведующая кафедрой методологии науки, социальных теорий и технологий Пензенского государственного педагогического университета Анна Очкина указывает, что суть неолиберализма — «в отказе от социального государства, предписанного нам конституцией». «У нас человек оказывается средством для экономики, но не наоборот, — поясняет она. — Государство же не пытается консолидировать работу секторов экономики в интересах общества. СССР погубила пассивная демократия. Нас губит отказ от поддержки социальной инфраструктуры. Мегапроекты не дают устойчивого экономического эффекта. Выход же из кризиса может быть связан не с простым наращиванием расходов и не с сокращением их государством, а с социальной ориентацией политики. Это и даст развитие стране».