Многие из антикризисных мер правительства были «правильными и верными, но их действие оказалось недостаточным, а ряд мер, к сожалению, были контрпродуктивными», говорит председатель комитета Совета Федерации по финансовым рынкам Дмитрий Ананьев, у которого есть свой рецепт, как надо действовать в кризисной ситуации. О нем он рассказывает в интервью газете «Ведомости», опубликованном во вторник.

«Россия смогла довольно неплохо подготовиться к кризису, были накоплены серьезные золотовалютные резервы. Благодаря слаженной, эффективной работе правительства и ЦБ в первые недели кризиса удалось обеспечить стабильность банковской системы и справиться с паникой. Сейчас нужно смотреть вперед и грамотно провести работу над своими недостатками и ошибками», — сказал он. В частности, Ананьев предлагает обратить серьезное внимание на финансовое законодательство РФ, так как у него тяжелое наследие советской системы. «Наше законодательство, к сожалению, слабо защищает инвесторов и финансовые институты. А наш бухгалтерский учет не показывает реального экономического состояния предприятия. С этим в том числе связан отток спекулятивного капитала в первые дни кризиса, который в одночасье обрушил финансовые рынки до того дна, которое ни один аналитик не мог предсказать. Отток произошел, несмотря на активную позицию правительства и принятые антикризисные меры. Многие из них были правильными и верными, но их действие оказалось недостаточным, а ряд мер, к сожалению, был контрпродуктивным», — отметил он.

Таковой Ананьев считает, например, принятую в первую неделю экстренную меру по выделению денег только трем госбанкам. «Как такового физического выделения денег не произошло, но было озвучено, что три госбанка получат 950 млрд рублей. Это спровоцировало передел в банковском секторе и подрыв взаимного доверия в банковской системе», — пояснил он.

Отвечая на вопрос о том, правильно ли повышать ставку рефинансирования, Ананьев заявил: «В России монетарные власти с помощью повышенной ставки рефинансирования продолжают бороться с инфляцией и оттоком капитала. Я считаю, что в кризисной ситуации ставка рефинансирования должна быть снижена до минимума, иначе мы можем получить высокую инфляцию, сведем к минимуму внутренний спрос и активность в реальном секторе. Высокая ставка рефинансирования увеличивает «финансовый тромб», о котором говорил президент: банкам страшно выдавать кредиты по высокой ставке, потому что появляется риск повышения дефолтности, невозврата кредита, и деньги не доходят до предприятий реального сектора. Повышение учетной ставки увеличивает стоимость кредитования всего реального сектора экономики, с другой стороны, государство субсидирует эти повышенные ставки отдельным предприятиям, гарантирует возврат части кредита, в связи с чем может возникнуть дополнительная коррупция, не говоря о нарушении законов свободной конкуренции».