Бывшие акционеры ЮКОСа просят США, Великобританию и Францию поддержать их в споре с Россией по поводу выплаты компенсации в 50 млрд долларов, сообщила германская Sueddeutsche Zeitung.

По данным издания, GML намерена добиваться выполнения решения Гаагского суда также в Германии, Бельгии и Нидерландах. Под арест для дальнейшей продажи может попасть российское госимущество в этих странах. Однако практика показывает, что истцы не могут добиться получения и меньших сумм, пишет Газета.Ru.

По словам главы консорциума GML (бывшая Group Menatep Limited, контролировавшая ЮКОС) Тима Осборна, речь идет о выполнении на территории указанных стран решения Гаагского суда. Третейский суд в Гааге в июле прошлого года постановил, что Россия должна выплатить трем компаниям, представляющим экс-владельцев ЮКОСа, 50,085 млрд долларов в качестве компенсации ущерба за «экспроприацию инвестиций». Изначально, правда, истцы требовали более 100 млрд долларов.

Россия выполнять решение Третейского суда отказалась. МИД РФ ранее заявлял, что Гаагский арбитраж не обеспечил объективное и беспристрастное рассмотрение дела ЮКОСа. Более того, Гаагский суд, по мнению российского МИДа, вообще был не вправе рассматривать спор по существу, так как Россия не давала согласия на разбирательство споров с иностранными инвесторами в арбитраже. В итоге российская сторона подала апелляцию на решение суда, однако не попросила его приостановить, в результате с 15 января 2015 года на сумму претензий стали начисляться проценты — около 2,4 млн долларов в сутки. Таким образом, на сегодня сумма увеличилась еще примерно на 307 млн долларов.

История инвестарбитражей в отношении России показывает, что истцы, как правило, отслеживают российское госимущество за рубежом и обращают на него взыскание, говорит партнер юридической компании «Некторов, Савельев и партнеры» Марат Давлетбаев. «Но большая часть госимущества защищена суверенным иммунитетом, так что остается только сугубо коммерческое имущество, а его не так много», — отмечает юрист.

По словам руководителя практики по коммерческим спорам «Пепеляев групп» Юрия Воробьева, при выполнении решения Гаагского суда в других странах могут возникнуть определенные сложности. «Арест — это первый шаг, он должен обеспечить возможность взыскания имущества путем его продажи, — указывает юрист. — Один российский актив не сможет обеспечить долг более чем в 50 миллиардов долларов, поэтому возникнет много вопросов: что, где и на какую сумму будет продаваться». При этом закономерным шагом со стороны России будет оспаривание арестов, как это было, например, в случае с Noga, напомнил Воробьев. То есть до продажи дело может вообще не дойти, полагает он.