Арбитражный суд Москвы на заседании во вторник отложил на 10 марта рассмотрение иска Федеральной таможенной службы РФ (ФТС) к Bank of New York Mellon о взыскании 22,5 млрд долларов за незаконную легализацию денежных средств через экспортируемые в Россию товары. Суд отложил рассмотрение дела для представления ФТС американскому банку ряда дополнительных документов.

Во вторник суд заслушал доводы представителя ФТС по поводу применения в Арбитражном суде РФ американского закона RICO и по поводу заключения экспертов. Как сообщалось ранее, представитель американского банка в ходе одного из предыдущих судебных заседаний заявил ходатайство о прекращении производства по делу. Ходатайство мотивировано тем, что ФТС основывает свои исковые требования на нормах американского права — на законе RICO, который относится к сфере уголовного права США, а рассмотрение такого иска, как считает ответчик, не относится к компетенции арбитражных судов РФ.

Суд предложил сторонам представить письменные заключения экспертов по вопросу применения данного закона в российском суде, а также заслушать пояснения ряда экспертов на заседании. Как заявил представитель ФТС, эксперты, в число которых входит один из разработчиков данного закона, утверждают, что закон может применяться к гражданским искам. В праве США нет четкого разделения на публичное и частное право, и публичное право не является уголовным, как его трактует ответчик. Также не существует запрета на применение закона иностранными судами.

В то же время, по словам представителя американского банка, эксперты, которые дали заключения банку, в число которых также входит один из юристов, участвующий в принятии закона RICO, утверждают, что данные нормы закона применяются к уголовно-правовым и административным делам. Цель принятия данного закона в Америке в 70-х годах являлась борьба с организованной преступностью и данный закон может применяться только судами США.

Иск был подан летом 2007 года. Федеральная служба считает, что банк участвовал в отмывании российских капиталов на 7,5 млрд долларов, денежные средства отмывались в основном небольшими предприятиями и достаточно небольшими суммами, в частности, при импорте в Россию товаров электроники и автомобилей.