Завершение периода налоговых платежей в среду, сопровождавшееся некоторым улучшением ситуации с ликвидностью, ознаменовалось рекордным падением рубля к бивалютной корзине (0,55 доллара и 0,45 евро) — почти на рубль. Центробанк старается не вмешиваться в ход валютных торгов, считают эксперты.

Стоимость бивалютной корзины, рассчитанная по рыночным курсам, составила на 17.00 мск в среду 38,75 рубля против 37,79 — на закрытии во вторник. Рубль к евро обвалился на 1,22 рубля, к доллару — упал на 75 копеек на фоне укрепления европейской валюты на Forex до 1,33 доллара. На 17.00 мск за евро на ММВБ давали 44,85 рубля, за доллар — 33,76.

Как неоднократно говорили эксперты, падение рубля к верхней границе установленного ЦБ коридора бивалютной корзины (41 рубль) на текущей неделе сдерживает лишь острый дефицит ликвидности, традиционно сопровождающий период налоговых платежей. Появившиеся в среду свободные средства участники рынка сразу же поспешили перевести в валюту в надежде реализовать сохраняющийся потенциал ослабления рубля (порядка 6%).

«Давно были ожидания, что с улучшением ситуации с рублевой ликвидностью мы вполне можем протестировать офер Центробанка… В преддверии увеличения ликвидности в начале месяца банки заранее стали занимать длинные позиции по валюте, и в связи с этим такой рост (доллара и евро. — Прим. Ред.)», — считает заместитель начальника дилингового центра банка «Металлинвест» Сергей Романчук. Наиболее вероятным сценарием он видит продолжение тенденции падения рубля к корзине валют до величины, обозначенной Центробанком. Дополнительным стимул для этого — снижение цен на нефть. «Внешние факторы, о которых говорил председатель ЦБ, действуют в сторону ослабления рубля», — сказал Романчук.

«Ставки на МБК упали, спрос на рубли уже не такой, поэтому люди опять начали играть против рубля. ЦБ сказал, что верхняя граница установлена на уровне 41 рубль, соответственно, корзина идет в этом направлении», — охарактеризовал ситуацию на валютном рынке дилер Номос-Банка Виталий Андреев.

22 января Банк России объявил о завершении этапа плавной девальвации и зафиксировал границы бивалютного коридора на уровнях 26 рублей — 41 рубль, пояснив, что для удержания нацвалюты в рамках коридора будет прибегать как к валютным интервенциям, так и к ограничениям объемов рефинансирования банков и регулированию процентных ставок.

Начальник отдела конверсионных операций ВБРР Юрий Оболенцев указал, что факторов, препятствующих игре на понижение рубля, становится меньше. В среду проходили последние платежи по налогу на прибыль, однако доходы основных российских налогоплательщиков — экспортеров сырья — заметно снизились в последние месяцы, поэтому суммарные платежи по этому налогу были не очень велики, пояснил эксперт. Кроме того, поступили средства по итогам состоявшихся на этой неделе двух беззалоговых аукционов (почти 280 млрд рублей).

Ожидания дальнейшего ослабления рубля поддерживает и появившаяся накануне информация о возможной дополнительной госпомощи банкам в размере до триллиона рублей. «Правительство РФ анонсировало готовящееся выделение дополнительных средств на капитализацию банков в объеме до 900 млрд рублей. Банки, очевидно, рассчитывают, что приток рублевой ликвидности снизит краткосрочные ставки по кредитам, которые сейчас превышают 20% даже для кредитных организаций «первого круга». Соответственно, поддержка рубля на этом направлении сократится», — подчеркивает главный экономист УК «Финам Менеджмент» Александр Осин.

Участники рынка не заметили серьезного вмешательства ЦБ в ход торгов, хотя и связывают некоторую стабилизацию корзины в конце торговой сессии с действиями регулятора. При этом объем торгов парой доллар-рубль расчетами «завтра» в среду оказался небольшим — 4,4 млрд долларов. «Принимал ли участие ЦБ, сложно сказать. Если и принимал, то не в самых значительных объемах. Скорее всего, он не оказал принципиального воздействия на рынок… ЦБ обозначил границы коридора, и по рыночной логике внутри коридора мы предоставлены сами себе», — замечает дилер банка «Альба-Альянс» Артем Рощин. В свою очередь, Романчук считает, что ЦБ ограничивал внутридневную волатильность, продавая валюту на верхней точке по корзине — на уровне 38,77 рубля. Однако интервенции ЦБ, по его оценке, были незначительными — несколько десятков миллионов долларов.