Восстановление экономики РФ будет более плавным, чем ожидалось в начале года. Такое мнение в интервью ТАСС высказала первый зампред ЦБ Ксения Юдаева.

Если в марте ЦБ прогнозировал выход РФ в 2017 году на темпы роста ВВП 5,5—6,3%, то недавно скорректировал его до 2,4% по основному сценарию. При этом в 2018 году, по новому прогнозу Банка России, ВВП вырастет лишь на 1,7%.

«С одной стороны, мы ожидаем меньшего спада, с другой — и меньше возможностей для восстановительного роста», — прокомментировала она изменение прогноза Центробанка.

При этом она подчеркнула, что в номинальном выражении Банк России скорректировал прогноз не сильно: то есть к 2017 году РФ придет примерно к одному и тому же объему ВВП, просто, исходя из сложившихся на сегодня в экономике явлений, восстановление будет плавным.

«Нельзя смотреть на прогноз в 2017 году в отрыве от прогнозов за предыдущие годы. В мартовском прогнозе мы говорили, что будет два года спада, после чего появлялось гораздо больше возможностей для восстановительного роста в 2017 году. Если посмотреть на уровень ВВП, который достигается, то различия между двумя прогнозами не столь велики», — пояснила она.

В ответ на вопрос, что заставило ЦБ пересмотреть характер восстановления экономики, первый зампред ЦБ сообщила: «Инфляция снизилась немного быстрее, чем мы ожидали, темпы роста экономика показывает лучшие, чем было в нашем мартовском прогнозе».

Юдаева заявила, что новый виток неопределенности курса рубля, который начался в конце мая — начале июня, заканчивается.

«Та неопределенность, которая была несколько недель назад, заканчивается. Я считаю, что сейчас, конечно, уровень волатильности существенно ниже, чем был, и волатильность, наверное, еще несколько снизится», — сказала Юдаева.

При этом она подчеркнула, что волатильность все же останется на уровнях, превышающих те, которые были до свободного плавания рубля. Причем последнее не является единственной причиной высокой волатильности, отметила первый зампред ЦБ.

«К сожалению, волатильность будет немного выше, чем когда-то мы ее видели, по нескольким причинам. Во-первых, достаточно большая волатильность на глобальных рынках. Даже валюты крупнейших стран по отношению друг к другу достаточно волатильны. Достаточно высока волатильность нашего базового актива — нефти, как и других товаров российского экспорта. И можно сказать, что плавающий курс немного больше волатильности транслирует», — перечислила она три основные причины.

По словам Юдаевой, в других странах сумели адаптироваться к аналогичным условиям. «Тем не менее мы знаем, что компании в других странах к таким уровням волатильности приспособились, развиваются соответствующие рынки», — добавила она.

По словам первого зампреда ЦБ, участники рынка адаптируются к новым уровням волатильности рубля, этот процесс уже заметен.

«Конечно же, да», — ответила она на вопрос, усматривает ли ЦБ в текущем снижении неопределенности на валютном рынке факт адаптации экономических агентов к новой реальности, включающей свободное плавание национальной валюты. «В конечном итоге, мы думаем, поменяется некоторое восприятие внешней волатильности», — указала она, отметив, что неопределенность снизится «просто из-за того, что у нас внутренние агенты, которые сами иногда раскачивают, переходя из одной валюты в другую», осознают себя в новых условиях.

Кроме того, отметила Юдаева, свой вклад вносит сокращение внутреннего оттока капитала. «В этом году внутренний отток капитала существенно снизился. Наши оперативные данные показывают снижение», — сообщила первый зампред ЦБ.