Резкое падение курса рубля и изменение трудового законодательства привели к оттоку гастарбайтеров из РФ и, как следствие, к сокращению объемов денежных переводов, но спад не был драматичным. Об этом заявила в интервью РИА Новости председатель совета директоров платежной системы «Лидер» Ольга Вилкул.

По ее словам, в сегменте платежей никаких изменений в поведении клиентов после резкой девальвации рубля не было. «Услуги надо оплачивать в любой период, вне зависимости от экономических факторов, а сами платежи проходят в рублях — на них ситуация с национальной валютой никак не отражается», — пояснила Вилкул.

С денежными переводами все обстоит иначе, признала она. «В первом квартале этого года падение курса рубля и изменение трудового законодательства привели к отъезду трудовых мигрантов, поэтому наблюдалось сокращение объема денежных переводов. Но стоит учитывать, что статистика регулятора — в долларах. А если оценить рынок в рублях, то спад не был драматическим», — считает топ-менеджер.

Вилкул отметила, что сейчас происходит глобальное изменение миграционных коридоров: жители Таджикистана, Узбекистана, Киргизии, еще недавно предпочитавшие работать в России, теперь все чаще задумываются о таких странах, как ОАЭ, Катар, Бахрейн, Саудовская Аравия. Но их услуги не всегда оказываются востребованными.

«Те, кто хорошо знает иностранные языки и является профессионалом в каком-то деле, отправляются в страны Европы, США, Канаду. Но понятно, что эти государства не примут миллионы трудовых мигрантов, поэтому Россия все же остается одной из приоритетных стран для жителей ближнего зарубежья. Это подтверждается тем, что отток трудовых мигрантов из России прекратился и сейчас их число растет», — констатирует собеседник агентства.

«Конечно, они уже не ожидают получать здесь те деньги, которые зарабатывали до обвала рубля. В течение последних двух лет средняя сумма денежного перевода из России в страны СНГ доходила до 1 тысячи долларов. А сейчас примерно та же ситуация, что в 1998—2000 годах, когда средний заработок мигранта был 300—400 долларов», — указывает Вилкул.

Активно в настоящее время развивается безналичный сегмент: банковские карты, интернет-банки, электронные кошельки, мобильные платежи, рассказала собеседник агентства. Причем в секторе денежных переводов сейчас виден постепенный переход от cash to cash к cash to card, то есть когда клиент отправляет наличные деньги, а получателю они приходят на банковскую карту.

Система «Лидер» уже запустила такие проекты с банками в Азербайджане и Молдавии. «Сервис постепенно набирает популярность у клиентов, ведь получателю перевода не нужно тратить время на посещение банка, перевод можно получить на карту моментально после отправки», — пояснила Вилкул.

На вопрос о наработках компании в сегменте соцсетей она ответила: «Мы сейчас работаем над масштабным проектом, который объединит все наши сервисы. Проект будет представлен и в Интернете, и в виде мобильного приложения».

«Возможности для увеличения платежных услуг практически безграничны благодаря мобильным телефонам, NFC и т. д. Степень автоматизации оплаты госуслуг растет колоссальными темпами. Доля госуслуг, которые оплачиваются безналичными способами, с 2013 по 2014 год выросла примерно с 10% до 40%», — рассказала Вилкул.

Сравнивая российское законодательство в сфере безналичных платежей с законами Европы и США, Вилкул отмечает, что в нашей стране оно более строгое. «Хотя, конечно, в Европе тоже все достаточно тщательно регулируется. Сервисы, связанные с электронными деньгами, в странах Европы появились раньше, чем у нас. Соответственно, законодательство совершенствовалось одновременно с развитием этого сектора», — отметила она.

По ее словам, в Европе и США популярны предоплаченные и подарочные карты, а в России этот сегмент фактически не развивается из-за ограничений по суммам платежей, которые накладывает закон о национальной платежной системе. Так, для неперсонифицированных предоплаченных карт разрешенный оборот составляет 40 тыс. рублей в месяц, а один платеж не должен превышать 15 тыс., напомнила топ-менеджер. «Конечно, этой суммы недостаточно, например за границей, поэтому возможности для развития такого интересного сегмента, как карты путешественника, очень ограниченные», — посетовала глава совета директоров «Лидера». «Мы, конечно, рассказываем об этих проблемах нашим законодателям и надеемся на то, что вскоре появятся корректировки», — говорит Вилкул.

В ответ на вопрос о том, как повлияли санкции на работу «Лидера» с иностранными компаниями, Вилкул сообщила, что какого-либо колоссального удара компания не ощутила. «Все партнеры, с которыми мы работали, включая американские компании, продолжают с нами сотрудничать. Однако реализация ряда проектов, которые были еще не доведены до заключения договора, в настоящее время отложена», — отметила она.