Бывшему владельцу Новокузнецкого алюминиевого завода Михаилу Живило чудом удалось укрыться от преследователей из России во Франции, но он все равно предпочитает вести бизнес на родине. Недавно он стал совладельцем «Газпрома», а также вместе с партнерами (один из которых — бывший вице-президент «МИКОМа» Дмитрий Чиракадзе) купил банк «Северо-Восточный Альянс» (СВА-банк), сообщают «Ведомости».

По оценке главного экономиста Альфа-Банка Наталии Орловой, стоимость СВА-банка вместе с акциями «Газпрома» могла составлять от 50 млн. до 100 млн. долларов. Живило мог собрать такую сумму. Уже находясь за границей, он продал контрольный пакет акций НкАЗа примерно за 70 млн. долларов предпринимателю Григорю Лучанскому, который потом перепродал его «Русалу». Несмотря на это, Живило продолжал в судах доказывать, что НкАЗ у него отобрали незаконно. В марте компании Живило и Олега Дерипаски подписали мировое соглашение. По данным источников, знакомых с документом, Живило получил около 100 млн. долларов.

«СВА — отраслевой банк, который обслуживает счета Минатома и предприятий ВПК, он покупался как самостоятельный бизнес», — объясняет причину покупки источник из окружения Живило. Но эксперты думают иначе. «Промышленная группа заинтересована в приобретении банка — хотя бы для создания расчетного центра внутри группы», — говорит сотрудник одного из банков. Знакомый с Живило предприниматель считает, что, если тот купил банк в России, это может означать, что он решил активней заниматься бизнесом на родине. «Уголовное дело рано или поздно будет закрыто, возможно, он готовит почву для прорыва», — считает собеседник «Ведомостей».

У Михаила Живило яркая бизнес-биография. В середине 90-х он владел крупным Новокузнецким алюминиевым заводом. НкАЗ был обанкрочен и перешел под контроль акционеров «Русала». Самого Живило заподозрили в попытке отравить губернатора Кемеровской области Амана Тулеева. Было заведено уголовное дело по факту приготовления к убийству. Объявленный в международный розыск Живило три месяца провел во французской тюрьме. Власти Франции не выдали его России, а в апреле этого года предоставили бизнесмену политическое убежище, пишут «Ведомости».