Экономические фантазии европейских политиков стали причиной кризиса в Европе, сравнимого с кризисом времен Великой депрессии в США, пишет известный американский экономист Пол Кругман в The New York Times.

«Текущая экономическая ситуация в Евросоюзе ужасна как никогда, полагает аналитик. Греция переживает спад хуже, чем во времена Великой депрессии. В Испании по-прежнему 22-процентный уровень безработицы. И дуга стагнации вырисовывается также в верхней части континента: депрессия в Финляндии сравнима с той, что свирепствует в южной части Европы. В Дании и Голландии дела идут тоже плохо. Почему же все пошло не так?» — задается вопросом Кругман.

«Ответ прост: вот что происходит, когда политики, потакающие своим желаниям, игнорируют арифметику и уроки истории», — считает экономист.

По его словам, политики Берлина, Парижа и Брюсселя потратили четверть века в попытках управлять Европой на основе экономических фантазий. Для тех, кто плохо разбирается в экономике, установление единой европейской валюты показалось отличной идеей, пишет экономист.

«Кто же мог предвидеть огромные проблемы, к которым в конечном итоге приведет евро? На самом деле много кто», — замечает Кругман. Большое количество экономистов, предупреждавших о негативных последствиях и, как оказалось, правильно все спрогнозировавших, вместо позорного столба очутились на красной доске.

Нетрудно было догадаться, что валютный союз без политического с самого начала был очень сомнительным проектом, замечает Кругман. Единственной большой ошибкой евроскептиков стало, по мнению экономиста, то, что они недооценили весь ущерб от введения единой валюты.

По словам аналитика, идея евро звучала так хорошо, так по-европейски и в стиле «людей, выступающих в Давосе». «Таким людям не хотелось, чтобы занудные экономисты говорили им, что их гламурное видение вопроса является плохой идеей», — пишет Кругман. Теперь же, по мнению экономиста, не существует хороших ответов на вопрос, что делать Европе, потому что евро превратился в ловушку, из которой трудно вырваться.

«Европа платит ужасную цену за чудовищное потворство своим желаниям», — заключает Кругман.