Аресты средств российских золотовалютных резервов и российского газа могут произойти в процессе исполнения решения Гаагского арбитража по иску бывших акционеров «ЮКОСа», но такие случаи будут единичны и вряд ли перерастут в массовую проблему для России. Такое мнение высказал в интервью РИА Новости бывший глава правового управления НК «ЮКОС» профессор Вестминстерского университета Дмитрий Гололобов.

Решение третейского суда в Гааге по иску бывших акционеров «ЮКОСа» предписывает России суммарно выплатить 50 млрд долларов ряду компаний — бывших акционеров «ЮКОСа». Представители российских властей, в частности глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев и помощник президента РФ Андрей Белоусов, заявили, что Россия будет оспаривать эти решения. В июне во Франции и Бельгии было арестовано имущество, которое власти этих стран считают российским, во исполнение этих решений.

Гололобов выразил мнение, что процесс ареста средств ЗВР и газовых поставок затруднителен. «Я знаю, что есть прецеденты, которые не позволяют арестовывать золотовалютные резервы. И там предлагалась более сложная схема, связанная с выплатами по гособлигациям, что можно отлавливать моменты, когда будет эта выплата. Что касается поставок газа, как правило, они осуществляются не непосредственно Российской Федерацией, а некими отдельными юридическими лицами», — отметил он.

Экс-юрист «ЮКОСа» также предположил, что «не всегда те страны, которые в них (поставках) заинтересованы, будут отзывчивы к исполнению этих решений» об арестах. «Это все-таки тонкий процесс, не такой автоматический, там много задействовано сторон», — добавил он.

При этом Гололобов подчеркнул, что и в случае с поставками газа, и в случае с резервами, «конечно, нельзя исключать каких-то точечных проблем такого рода». «То есть сказать, что этого ни разу не случится и что на эту тему не будет суда, — это неправильно. Я думаю, что такое может случиться. Но я не думаю, что это перерастет в массовую проблему для Российской Федерации, по крайней мере в этом плане. Это вряд ли, исходя из имеющихся прецедентов и бизнес-схем», — сказал Гололобов.

«Тема очень запутанная, и эксцессы в каких-то юрисдикциях могут быть, но я их отношу больше к категории эксцессов, как с активами в Бельгии, которые потом разморозили. И вряд ли это приобретет массовый характер. Или массово что-то будет арестовано», — добавил он.

«Есть устоявшаяся теория, что даже если Гаагский окружной суд это решение арбитража отменит, могут быть прецеденты, что это решение могут принять другие юрисдикции и его исполнять», — сказал Гололобов, проходивший по делу как основной свидетель.

Говоря о возможности исполнения решения, он подчеркнул, что «это будет долгая и сложная процедура, но это вопрос уже глобально политический». «Никто не может здесь ничего предсказать. Исполнение даже какой-то части займет десять лет как минимум», — полагает экс-юрист «ЮКОСа».

«На 50 миллиардов копятся проценты, почти миллиард в год. Но на миллиард в год они никогда ничего не продадут и не найдут активы. Это история бесконечная. Она никогда не закончится окончательным взысканием. У России нет таких активов за рубежом — значит, они будут что-то вылавливать, какие-то неприятности будут. Будет долгая и неприятная история, насколько у акционеров хватит денег», — предполагает Гололобов.