Методов, чтобы взыскать с России почти 2 млрд евро в пользу бывших акционеров «ЮКОСа» по решению ЕСПЧ, не существует, а заявление Конституционного суда РФ о примате национального права — закономерно и соответствует общеевропейской тенденции. Такое мнение высказал в интервью РИА Новости бывший глава правового управления НК «ЮКОС», приглашенный профессор Вестминстерского университета Дмитрий Гололобов.

Европейский суд по правам человека обязал Россию выплатить бывшим акционерам «ЮКОСа» около 1,9 млрд евро компенсации за нарушение их прав на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство. Коллегия ЕСПЧ отклонила жалобу российского Минюста на это постановление. Ранее Минюст РФ заявлял, что не считает решение суда справедливым и беспристрастным. А Конституционный суд РФ заявил, что остается под юрисдикцией Страсбургского суда, но решения ЕСПЧ подлежат исполнению только с учетом признания верховенства Конституции РФ.

«И (уполномоченный РФ при ЕСПЧ Георгий) Матюшкин, и (глава Минюста Александр) Коновалов совершенно правы. Нет тут методов, кроме того чтобы периодически грозить пальцем», — сказал Гололобов.

Ранее Георгий Матюшкин заявил, что Европейская конвенция не предусматривает необходимых механизмов.

«Это совершенная правда. Решения Европейского суда исполняются добровольно. Есть специальный комитет, который следит за исполнением решений, но он не может арестовывать активы, то есть конвенция не предоставляет такого права, и такого быть не может», — сказал экс-юрист «ЮКОСа».

«Да, Россию могут, условно говоря, попросить из Совета Европы», — добавил он, тут же оговорившись, что это маловероятно: «Выгонять Россию из Совета Европы никто не будет, потому что от этого будет всем только хуже». «Понятно, что Россию будут периодически на комитете министров Совета Европы показательно сечь, но ничего сделать на эту тему нельзя», — добавил он.

Россия, напомнил Гололобов, по статистике Страсбурга отнюдь не на первом месте по количеству неисполненных решений.

«А вот 50 миллиардов долларов по решению третейского суда в Гааге (по делу «ЮКОСа») — это совершенно другая история. Там все взыскивается в разных юрисдикциях. Эти два решения надо четко разделять: решения Европейского суда исполняются государствами, условно говоря, как они хотят (это очень упрощенно, конечно), под неким присмотром европейских органов; а арбитражное решение исполняется самими истцами в каждом государстве отдельно, в соответствии с решениями местных судов, которые могут принять это решение, а могут и не принять», — отметил Гололобов.