Ослабление Народным банком Китая во вторник официального курса юаня к доллару на рекордные 1,9% может негативно отразиться на сырьевом рынке, увеличить риски для инвесторов на мировых финансовых площадках и запустить кризис, подобный кризису 2008 года, считают аналитики.

Регулятор во вторник установил так называемый средний обменный курс юаня к доллару на уровне 6,2298 юаня за доллар против 6,1162 днем ранее. Народный банк в опубликованном заявлении отметил, что мера была одноразовой, добавив, что будет поддерживать стабильность юаня на «рациональном» уровне и укреплять роль рынка в определении фиксинга.

Олег Шагов из компании «Солид», комментируя девальвацию юаня по отношению к доллару на максимальную за последние 20 лет величину за день, отмечает, что «в условиях торможения китайской экономики и падения экспорта это может стать сигналом новой глобальной тенденции ослабления китайской валюты, способной негативно отразиться на конъюнктуре сырьевого рынка».

По мнению главного аналитика инвестиционного департамента ВТБ 24 Станислава Клещева, корректировка валютного курса, напротив, является еще одним шагом в сторону поддержки китайской экономики, которая столкнулась с рисками более резкого торможения. «С одной стороны, она актуализирует исходящие от замедления Китая риски для мировой экономики, с другой — дает надежду, что они будут нивелированы. Эта дополнительная надежда способна оказать поддержку перепроданным в настоящий момент сырьевым рынкам», — уверен аналитик.

Последние два месяца, несмотря на заявленную гибкость валютного курса, колебания юаня относительно доллара США были минимальными, что создало у участников рынка предположение о фактической привязке курса китайской валюты на уровне 6,21, замечает Клещев.

«Может быть, у россиян движение курса валют на 1,9% в свете волатильности рублевых пар в последний год и не вызывает удивления, но для глобальных рынков это однозначный сигнал о принятии властями КНР решения ослабить национальную валюту», — комментирует он.

Привязка к дорогому доллару стала дорого обходиться китайской экономике: опубликованные в выходные данные по торговому балансу за июль продемонстрировали резкое падение экспорта в годовом выражении, при этом совокупный объем экспорта с начала года оказался меньше соответствующих значений прошлого года, напоминает аналитик.

В этом плане небольшая девальвация вполне может рассматриваться как ответ властей на ухудшившиеся показатели международной торговли и призвана повысить конкурентоспособность продукции на внешних рынках, замечает Клещев.

«Однако в попытках объяснить сегодняшний скачок по юаню ни в коем случае нельзя забывать о более важном для юаня событии — его перспективах стать резервной валютой. В этой связи появившуюся на прошлой неделе рекомендацию экспертов МВФ отложить включение китайского юаня в список резервных валют до осени 2016 года вполне можно рассматривать как фактор, снизивший мотивацию Китая по сдерживанию национальной валюты от ослабления», — рассуждает эксперт.

Главный вопрос в том, сможет ли Народный банк Китая убедить рынки, что корректировка действительно разовая, замечает Клещев. В противном случае риски для мировых рынков будут только множиться, добавляет он.

По мнению аналитика из компании NAS Broker Михаила Федорова, в предстоящий год главная проблема для мировой экономики — это кредитование в Китае.

«В начале года уровень кредитования в Китае превышал 200 миллиардов долларов в месяц. Это был запредельный уровень, и вряд ли банки Китая смогут сохранить такой темп в будущем. Сейчас кредитование уже сокращается, и все идет к тому, что совокупный объем обязательств по старым долгам превысит уровень выдаваемых кредитов, что приведет к дефляционному сжатию со всеми вытекающими обстоятельствами, такими же, как были в США в 2008 году», — комментирует он.

Тогда в США, для того чтобы не дать банковским балансам лопнуть, власти запустили программу TARP по выкупу проблемных долгов, напоминает эксперт. Китайская банковская система и власти также будут вынуждены прибегнуть к экстраординарным методам спасения своих балансов, считает он. «И самая главная интрига для всей мировой финансовой системы заключается в том, как Китай будет спасать свои балансы», — добавляет Федоров.

Китай обладает крупнейшими в мире финансовыми резервами. У Китая есть вложения в казначейские облигации США в объеме 1,2 трлн долларов, общие резервы равны почти 4 трлн долларов, и это только государственные финансы, замечает Федоров из NAS Broker.

Также стоит учитывать, что китайские банки сегодня самые крупные в мире, в первой десятке крупнейших банков мира — четыре китайских с активами, превышающими 2 трлн долларов у каждого, продолжает подсчитывать он. Естественно, что коммерческие банки Китая имеют и иностранные активы, также исчисляемые триллионами долларов, что тоже можно считать международными резервами Китая, добавляет аналитик.

«Если внутренние балансы банков Китая начнут трещать по швам из-за кризиса кредитования, то Китай будет вынужден спасаться и запустить что-то наподобие программы TARP в США. Главный вопрос в этом контексте: как, а вернее, чем он будет финансировать свою программу спасения. США профинансировали свое спасение с помощью печатного станка», — рассуждает эксперт.

У Китая, в отличие от США, есть маневр: он может выбирать между запуском печатного станка и распродажей своих иностранных резервов, отмечает он.

Если Китай запустит печатный станок, то утопит юань, если же Китай в целях спасения начнет распродавать иностранные активы и резервы, то утопит доллар и мировую финансовую систему, говорит Федоров.

«Все доллары, которые лежат в закромах Китая, попав в обращение, могут устроить наводнение ликвидностью, мир не сможет переварить высвободившиеся резервы Китая, потому что эта страна может легко выкинуть и триллион, и два триллиона долларов. Причем важно то, что вовсе не обязательно властям Китая начать продавать свои резервы. Коммерческие банки Китая и без государства, первыми, могут начать спасать свои внутренние балансы и начать продавать иностранные активы и резервы, а денег у них много», — отмечает он.

В итоге может получиться так, что кредитный кризис Китая больше опасен для доллара и США, а не для Китая, приходит к выводу аналитик NAS Broker.

«Китай, накапливая доллары, стерилизовал их, изымая из оборота, и тем не давал увеличиться долларовой денежной массе в обращении; если же Китай начнет продавать резервы, то его продажи высвободят огромное количество долларов, причем объем долларов, который может высвободить Китай, может кратно превысить объемы программы QE», — комментирует эксперт.

Но выбор за Китаем: кого он будет топить и кого спасать и за счет чего закрывать «дыры» в банковской системе внутри страны, заключает он.