Девальвация юаня позволит рыночным силам играть более значимую роль в определении обменного курса, однако это не будет иметь прямого воздействия на включение китайской валюты в корзину резервных. Об этом говорится в распространенном во вторник заявлении представителя Международного валютного фонда.

В результате решения Народного банка Китая официальный курс юаня к доллару был понижен во вторник на рекордные за последние 20 лет 1,9% — до 6,2298 юаня за один доллар (в среду, как сообщалось, еще на 1,6% — до 6,33. — Прим. Банки.ру). Регулятор пояснил, что решение «об оптимизации методики» расчета валютного курса было принято с учетом положительного сальдо во внешней торговле Китая, а также крепких позиций юаня по отношению к валютам других стран.

По словам представителя МВФ, решение Народного банка Китая «представляется шагом, который стоит приветствовать, так как он должен позволить рыночным силам играть более значительную роль в определении обменного курса». «Конкретный результат зависит от того, как этот новый механизм будет реализован на практике», — добавил представитель МВФ. Он также напомнил о том, что усилия Пекина сегодня направлены на повышение значения рыночных сил в экономике, кроме того, страна активно интегрируется в глобальные финансовые рынки.

«Мы полагаем, что Китай может и должен стремиться к тому, чтобы перейти к эффективному плавающему курсу в течение двух-трех лет», — добавил представитель фонда. В то же время, заметил он, решение властей Китая не имеет прямого отношения «к критериям, используемым для определения состава корзины (резервных валют)». Тем не менее более ориентированный на рынок обменный курс сможет способствовать операциям с корзиной специальных прав заимствования (СДР по английской аббревиатуре. — Прим. Банки.ру), в случае если юань будет включен в нее в будущем, добавили в МВФ.

СДР — это резервное и платежное средство, эмитируемое МВФ. Курс СДР определяется на основе стоимости корзины из четырех ведущих валют: доллара США, евро, иены и фунта стерлингов. Вес валют в корзине пересматривается каждые пять лет. Общеизвестно, что сейчас рассматривается возможность добавления в эту корзину юаня. Однако, по мнению агентства Bloomberg, нынешнее решение КНР «усиливает политический нажим на администрацию США, и без того относящуюся (к включению юаня) с неохотой, в пользу того, чтобы отвергнуть такой шаг».

В США политики и рынки с тревогой отреагировали во вторник на девальвацию китайского юаня, отмечает ТАСС.

Минфин США выразил надежду, что в КНР будет «продолжаться финансовая реформа, усиливаться гибкость обменного курса, производиться быстрый переход к более рыночной курсовой системе». «Любой поворот вспять в реформах стал бы тревожным событием», — подчеркивается в документе, предоставленном агентству.

«Пока еще рано судить о всем значении изменения справочной ставки Народного банка Китая, — констатируют специалисты Минфина США. — Мы будем внимательно следить за переменами и продолжать нажим на Китай по поводу темпов реформирования, включая дополнительные меры по переходу к рыночному обменному курсу. По-прежнему крайне важно, чтобы Китай проводил политику, отражающую заявленное им стремление продвигаться к экономике, движимой главным образом внутренним бытовым спросом, а не экспортом, что отвечало бы лучшим интересам и Китая, и Америки».

По мнению независимых специалистов, Пекин сделал шаг, созвучный настроениям на рынках. Банк Китая «сигнализировал о том, что долгосрочная привязка к доллару США более не является неприкосновенной и что Центробанк станет мириться с такой степенью волатильности, которая прежде никогда не допускалась», поясняет специалист по китайской экономике из Центра стратегических и международных исследований (ЦСМИ) в Вашингтоне Скотт Кеннеди. По его мнению, «в краткосрочной перспективе, с учетом спотыкающейся экономики (КНР), этот освобождающий шаг, скорее всего, приведет к некоторому снижению курса» юаня.

Власти США, как они не раз подтверждали, в том числе и в последнее время, считают юань по-прежнему несколько недооцененным.

«Данный шаг создает головоломку для администрации США, — полагает профессор Корнеллского университета, бывший глава китайского отдела аппарата МВФ Эсвар Прасад. — Китай дает США и международному сообществу ровно то, о чем те просили, то есть более рыночный обменный курс. Но китайцы делают это на своих условиях и в момент, который удобен для них самих, а не обязательно для остальной мировой экономики».

Кеннеди из ЦСМИ в комментарии на сайте организации ответил, в частности, на вопрос о том, «почему рынки, в том числе в США, отреагировали негативно». «Скорее всего, есть опасения существенного оттока капиталов в сторону юаня и Китая, что означало бы уменьшение спроса, например, на акции и облигации США», — отметил он, упомянув также «возможные опасения того, что другие страны могут последовать примеру Китая и это приведет к «конкурентной девальвации».