Россия с ее экономикой, сориентированной на сырьевой экспорт, оправится от нынешнего глобального кризиса в последних рядах, считает президент Международной академии формирующихся рынков, профессор Школы бизнеса Лассальского университета в Пенсильвании и завкафедрой финансовой стратегии Московской школы экономики МГУ им. М. В. Ломоносова Владимир Квинт.

«Никаких островков стабильности в нынешнем кризисе нет. Развитые страны, оказавшиеся в стадии рецессии раньше других, первыми начнут выходить из нее. Я думаю, что в США экономика пойдет вверх уже к концу нынешнего года. В России процесс затянется до конца 2010 — начала 2011 года», — сказал Квинт в интервью РИА Новости.

В понедельник его новая книга «Глобальный формирующийся рынок: стратегия управления и экономика» (The Global Emerging Market: Strategic Management and Economics), изданная в США в январе, станет темой симпозиума, организованного в ООН Экономическим и cоциальным cоветом (ЭКОСОС).

Квинт первым ввел экономический термин «Глобальный формирующийся рынок», который начал складываться в 80-х годах, в том числе после распада СССР, сломав прежнюю градацию, разделявшую мир на развитые и развивающиеся страны. Формирующиеся рынки, к которым относятся Россия, Китай, Бразилия, Индия и еще 79 государств (согласно классификации Квинта), сегодня формируют около 50% мирового валового продукта.

«Формирующиеся рынки не однородны. Сырьевая экономика притупила стремление России перестроить ее на высокие технологии, и сегодня здесь хорошо развиваются только нанотехнологии. К сожалению, экономической стратегии у России нет. По большому счету, долгосрочная стратегия сегодня есть только в Китае. Я полагаю, что после 2030 года Китай по валовым показателям догонит Америку, при том что США к этому времени сохранят статус супердержавы», — отметил Квинт.

По его мнению, РФ упустила шанс структурного обновления в 2006—2008 годах на росте сырьевых цен, формирующих около 80% экспорта. «В эти годы надо было в разы увеличить инвестирование в образование и науку, но этого не произошло, а значит, теперь до 2020 года радикальных структурных изменений в экономике страны не произойдет», — считает Квинт.

По его мнению, «четверка БРИК» в перспективе до 2030 года может расшириться как минимум до «пятерки», так как быстро развивающаяся Южная Корея сравняется по своей экономической мощи с Россией. Упрочат свои позиции в мире, наименее пострадав от кризиса, также Япония, Чехия, Венгрия — страны, ориентированные на инновационный прорыв при открытой экономике.

«Формирующиеся рынки смягчат глобальный кризис. Я полагаю, что благодаря им мировой ВВП в нынешнем году прирастет на 2,5—2,7% при нуле или минусовом показателе в США и странах ЕС. Как видите, это более оптимистичный показатель, чем ожидает МВФ», — отметил Квинт.

Международный валютный фонд сократил свой прогноз мирового экономического роста в 2009 году до 0,5% с прежних ожидаемых 2,2%.

Формирующиеся экономики требуют изменения старого мирового порядка, сложившегося к концу Второй мировой войны, когда были заложены ООН, Всемирный банк, Международный валютный фонд, а доллар получил статус международной резервной валюты. «До начала 80-х годов экономическая карта мира выглядела так: на 17 развитых стран приходилось 97% международных транзакций, 3% — на весь остальной мир. Ситуация резко изменилась за счет процессов демократизации в мире, политического распада государств, экономической интеграции и, наконец, глобализации. Возникающие рынки должны по праву получить иной статус в мире и справедливую долю в процентном голосовании в многонациональных институтах», — подчеркнул Квинт.

Фактически мир признал их статус, «голосуя капиталом» — 83 формирующиеся экономики в 2008 году привлекли около 40% иностранных инвестиций, которые оценивались на уровне 1,6 трлн долларов.

«Однако ООН (в отличие от ВБ и МВФ) мир до сих пор разделяет на развитые страны и развивающиеся. В результате Китай, держатель самых больших на планете золотовалютных резервов, получает самую большую помощь со стороны МВФ, что, на мой взгляд, неправильно. Ведь, значит, этих денег лишаются более бедные страны Африки и Юго-Восточной Азии», — заметил Квинт.

Многие эксперты полагают, что нынешний кризис ознаменуют крах либерализма, качнув маятник настроений в мире влево, усилив роль государства в управлении экономикой и социальные механизмы перераспределения доходов в пользу наиболее уязвимых слоев общества.

«Никакого левого поворота в мире нет. Есть естественная реакция правительств — вмешаться и поддержать свои экономики. Мир жил под идеей романтического либерализма, полагая, что рынок должен все регулировать сам. В нынешний кризис наконец вмешались государства», — заявил Квинт.

В этом он видит главное отличие нынешней финансовой депрессии от предыдущей, когда крах, разразившийся в 1997 году на азиатских рынках, откликнулся дефолтом 1998 года в России и завершился в 2001 году в Латинской Америке обвалом бразильского реала и аргентинского песо.

«Как только кризис закончится, роль государства должна немедленно уменьшиться, а купленные акции, которые к тому времени поднимутся в цене, должны быть проданы на открытых аукционах, что приведет к новым поступлениям в бюджеты и росту эффективности», — сказал Квинт.

По его мнению, правительства должны заниматься регулированием экономики, а не управлением, ибо, как правило, менеджмент госструктур отличается наиболее низкой эффективностью. Он напомнил известную цитату экс-президента США Рональда Рейгана, заметившего, что «правительство — это не решение проблемы, это проблема».

У России, которая, как и остальные страны, сейчас разумно увеличивает свою долю в ранее приватизированных компаниях, будет соблазн оставить эту долю за собой, особенно с учетом негативного восприятия россиянами олигархической приватизации 90-х годов, допускает эксперт.

«Не стоит думать, что этот массовый выкуп обесцененных активов приведет в мире к возрождению госкапитализма. Этого не произойдет. Если только его по ошибке не построят в России», — резюмировал Квинт.