20 августа Арбитражный суд Москвы признал банкротом Нефтегазбанк. Примечательно, что еще в начале 2004 года банк официально указывал, что имеет отрицательный капитал, и весной того же года он лишился лицензии. Тем не менее временная администрация ЦБ признаков банкротства в банке не разглядела, и суд ввел в нем принудительную ликвидацию. Только через год после этого ликвидатор выяснил, что отчетность банка была правдивой, денег в нем нет и его необходимо банкротить, пишет «Коммерсант».

Нефтегазбанк, занимавший по состоянию на 1 октября 2003 года 36-е место по размеру собственного капитала, лишился лицензии 28 апреля прошлого года. Причиной стало падение достаточности капитала ниже 2%. При этом, по официальной отчетности банка, уже на 1 января 2004 года он имел отрицательный капитал в размере 4,7 млн. рублей — другими словами, активы банка не покрывали обязательства. Тем не менее временная администрация ЦБ, работавшая в Нефтегазбанке, не выявила в нем признаков банкротства. И 23 сентября прошлого года Арбитражный суд Москвы принял решение о принудительной ликвидации банка.

«Коммерсант» отмечает, что если бы банк сразу был признан банкротом, то его вкладчики получили бы свои деньги на год раньше. Ведь процедура ликвидации, в отличие от банкротства, никаких предварительных выплат не предполагает. «Выплат вкладчикам не было, поскольку по закону о банках они запрещены до согласования промежуточного ликвидационного баланса, согласовать который при недостаточности имущества невозможно»,— пояснил ликвидатор Нефтегазбанка Владимир Приступа.