Одновременно с покупкой Юниаструм Банка у Bank of Cyprus за 7 млн евро в конце сентября новый собственник Артем Аветисян докапитализировал его еще на 1,5 млрд рублей — до 6,9 млрд, сообщает «Коммерсант» со ссылкой на сентябрьскую отчетность российского банка по РСБУ. Как поясняет издание, в противном случае банк не смог бы наращивать кредитование и столкнулся бы с рисками нарушения капитальных требований ЦБ.

Уточняется, что благодаря этому капитальному вливанию нормативы достаточности капитала банка повысились на 3 процентных пункта — так, Н1.0 к 1 октября вырос до 13,92%. В октябре рейтинговое агентство RAEX («Эксперт РА») на основании факта докапитализации банка сохранило его рейтинг на уровне «B++» с «развивающимся» прогнозом, сумма докапитализации тогда не раскрывалась. Докапитализация произошла одновременно с закрытием сделки 25 сентября. В Юниаструм Банке от комментариев отказались, как и представители самого Аветисяна. В Bank of Cyprus не ответили на запрос «Коммерсанта».

В публикуемой отчетности банка источники происхождения докапитализации не раскрываются. По сведениям издания, средства были предоставлены новым собственником в качестве вклада в имущество «живыми» деньгами. Не исключено, что это могло быть условием сделки, поскольку докапитализация обсуждалась сторонами еще летом, после первого публичного объявления о намерении Bank of Cyprus продать Юниаструм Банк Аветисяну.

Однако тогда предполагалось, что конфигурация докапитализации будет другой и новый собственник фактически не понесет на нее реальных затрат, говорит источник газеты, знакомый с ситуацией. Для этого предполагалось использовать один из компонентов сделки — два валютных межбанковских кредита, предоставленных Bank of Cyprus Юниаструм Банку в эквиваленте 1,5 млрд рублей. «Планировалось, что Bank of Cyprus в рамках сделки переуступит права требования по данным кредитам структурам нового собственника, а он «простит» эти кредиты Юниаструм Банку, за счет чего банк отразит их в доходах и в конечном счете увеличивает капитал», — поясняет источник «Коммерсанта». Права требования по межбанковским кредитам были переуступлены новому собственнику (они отражены в отчетности банка за сентябрь как межбанковские кредиты от банков-нерезидентов), но прощены банку не были, а Аветисян внес в капитал банка «живые» деньги, в 2,5 раза превышающие по размеру цену, которую он заплатил при покупке Юниаструм Банка (7 млн евро — это 521 млн рублей по курсу ЦБ на дату закрытия сделки, уточняет газета).

Потребность в капитале к моменту продажи у Юниаструм Банка острая, указывает издание. «К сентябрю банк не только оказался у границ регуляторных требований — норматив Н1.2 оказался на уровне 6,05% при минимально допустимом уровне 6%, — но и фактически не имел возможности наращивать выдачу новых кредитов», — говорит управляющий директор по банковским рейтингам RAEX Станислав Волков.

У Аветисяна будет возможность вернуть средства за счет перешедших к нему кредитов прежнего собственника, выданных Юниаструм Банку, однако пока неясно, в какой перспективе, указывают эксперты. «Новый собственник, наверное, может претендовать на возврат этого кредита, но точно не в ближайшей перспективе, а как минимум при развитии бизнеса и по мере выхода банка в прибыль, — полагает партнер BDO в России Денис Тарадов. — Однако с учетом того, что Bank of Cyprus не регистрировал этот кредит как субординированный и при этом не попытался его вернуть целиком, продавая банк, очевидно, что сам Bank of Cyprus оценивал эти инвестиции как безвозвратные».