Среднестатистический российский потребитель напуган кризисом, задумывается о сбережениях, учится экономить, ищет распродажи и все чаще выбирает некачественные товары, свидетельствует статистика. Людей, способных позволить себе сбережения, становится все меньше, и более 90% вынуждены экономить на всем. Об этом в понедельник пишет издание «Коммерсант — Деньги».

Хорошо напуганный потребитель начинает сберегать, следует из мониторинга Минэкономразвития за девять месяцев 2015 года. 84% опрошенных ФОМ в октябре граждан опасаются роста цен, 63% — падения доходов населения, 67% — роста безработицы. Судя по индексам потребительской уверенности (индексы Росстата, Sberbank CIB и Nielsen в III квартале показали негативную динамику), если в чем-то потребители и уверены, так это в том, что ничего хорошего их в ближайшее время не ждет. Экономическая ситуация нестабильна (85%, Sberbank CIB), экономика в рецессии (79%, Nielsen), кризис закончится еще не скоро (45%, Nielsen). Как утверждает издание, все стимулы для перехода населения на «сберегательную модель поведения», о котором говорится в мониторинге МЭР, налицо. И в некотором смысле эти стимулы оказываются работающими.

По данным ООО «Инфом», которое проводит исследования потребительских настроений для Центробанка, если осенью 2014-го доля тех, кто говорил, что свободные деньги лучше потратить на дорогостоящие товары, немного превышала долю тех, кто говорил о сбережениях, то с января 2015-го положение стало меняться. Сейчас в пользу сбережений высказываются уже больше половины респондентов (52% против 41% год назад). Но при этом, отмечает директор проектов «Инфом» Людмила Преснякова, ситуация «не выглядит благоприятной для сбережений», хорошей ее считают лишь 14%. «С мая по июль доля тех, кто считал это время плохим для сбережений, сокращалась, но без существенного роста доли тех, кто считал его хорошим, — подчеркивает Преснякова.— А в августе доля плохих оценок снова подскочила с 37% до 44%. Сейчас их меньше, чем в августе, но незначительно».

Абсолютное большинство (69% в сентябре 2015-го против 65% год назад) признает, что им ничего не удалось отложить за последний месяц, у 60% сбережений нет, а из тех, у кого они есть (это 36%, еще 4% затруднились с ответом), 43% говорят, что этих денег им хватит меньше чем на три месяца. В увеличении своих сбережений за последний год признаются 19%. «В какой-то мере о локальном осеннем развороте настроений в сторону сбережений, наверное, можно говорить. Но о том, что сбережения у людей сильно выросли, говорить не приходится», — заключает Преснякова.

По оценкам Минэкономразвития, «желание населения обезопасить себя, создавая резерв на случай возможного ухудшения экономической ситуации», привело к тому, что норма сбережений, снизившаяся в августе до 14,8% доходов, «в сентябре вернулась к росту и составила 15% (с исключением сезонного фактора)». Как поясняют в ведомстве, речь идет о доле в располагаемых доходах (то есть денежных доходах за вычетом обязательных платежей). Как сбережения учитываются «прирост средств на депозитных счетах населения, средства, направленные на покупку ценных бумаг, чистые расходы на приобретение иностранной валюты и недвижимости, прирост сбережений на счетах индивидуальных предпринимателей и прирост наличных средств на руках».

Динамику некоторых из этих показателей можно проследить по данным ЦБ и Росстата. Например, расходы на покупку валюты в III квартале 2015-го Росстат оценивает в 4,8% денежных доходов населения — больше, чем в начале года (4,1%), и больше, чем в III квартале 2014-го (4,5%). Сравнение данных за девять месяцев дает более благоприятную картину: 4,3% в 2015 году против 5,3% год назад, что МЭР объясняет высокой доходностью депозитов в начале года. Строго говоря, за три квартала 2015-го вложения в наличную валюту, включая снятия с банковских счетов, вообще сократились (на 9 млрд долларов), тогда как в 2014 году выросли на 30 млрд, в том числе на 15 млрд только в IV квартале, указывает директор Центра структурных исследований ИЭП имени Гайдара Михаил Хромов.

Кроме того, отмечает Хромов, данные ЦБ позволяют говорить о том, что «норма сбережения населения на банковских вкладах в 2015 году вернулась к своему нормальному уровню после резкого спада в 2014 году.

Что касается кредитов, то, продолжает Хромов, в этом году, точнее с декабря 2014-го, наблюдается сокращение кредитной задолженности физических лиц. За три квартала 2015-го она уменьшилась на 612 млрд рублей (1,6% денежных доходов населения), и этот процесс до сих пор продолжается, хотя и идет медленнее, чем в начале года. При этом задолженность по кредитам на покупку жилья по-прежнему потихоньку увеличивается (рост на 196 млрд — почти в три раза меньше, чем в прошлом году), сокращение происходит за счет потребительских кредитов. Они стали довольно рискованным делом для банков: на 1 октября просрочка по ним превысила 11% (максимум прошлого кризиса — 9,1%). И не менее рискованным для заемщиков: из-за высоких ставок обслуживание кредитов может оказаться непомерной нагрузкой на личный бюджет.

Гражданам, не имеющим возможности сэкономить на обслуживании кредитов, приходится отказываться от крупных трат и сокращать текущее потребление. По опросам ФОМ, за последние полгода 46% населения стали больше экономить на продовольственных товарах (не экономят на них 9%), 51% — на непродовольственных товарах (одежда, обувь, бытовая техника и т. п.) и на услугах (не экономят 6%). Статистически это выразилось в сокращении оборота розницы за три квартала на 8,5% год к году, в том числе в сентябре — на 10,4%, причем продовольственная и непродовольственная торговля сжалась практически одинаково (за три квартала — на 8,3% и 8,6% соответственно).