В первом полугодии 2015-го выросла доля мошеннических кредитов, по которым не было совершено ни одного платежа в течение четырех месяцев с даты выдачи, — обычно первый платеж по кредиту назначается спустя месяц после его выдачи. На такие кредиты пришлось 0,52% от общего объема розничных займов, выданных банками за шесть месяцев 2015 года. За аналогичный период 2014-го показатель был равен 0,41%. Об этом пишет во вторник газета «Известия» со ссылкой на данные Объединенного кредитного бюро (ОКБ).

Несмотря на рост доли потенциально мошеннических кредитов, потери банков от таких выдач в этом году, напротив, сократились. По данным ОКБ, за шесть месяцев года выдано на 40% меньше таких кредитов, чем за аналогичный период 2014-го, — 59 тыс. (на сумму около 5 млрд рублей) против 99,5 тыс. (на сумму более 9 млрд рублей). В целом, однако, общий объем выданных кредитов за полгода упал еще больше — примерно на 60% в годовом выражении, с 2,2 трлн до 953 млрд рублей.

При этом число заявок, отклоненных по причине подозрения в мошенничестве, выросло в полтора раза. Если за шесть месяцев 2014 года таких заявок было зафиксировано 103,6 тыс., в этом году — 156,8 тыс. В феврале этого года была зафиксирована рекордная за время ведения такой статистики доля заявок с подозрением на мошенничество от общего числа запросов на получение кредита — 3,2%.

Директор по развитию продуктов ОКБ Александр Ахломов отметил, что в этом году отмечен «всплеск активности социального мошенничества». Это те случаи, когда действует не организованная группа лиц, а одиночные клиенты, которые искажают свои данные для увеличения шансов одобрения кредитной заявки. Эксперт пояснил, что в условиях падения реальных доходов населения и потери работы некоторые категории граждан начинают испытывать острую потребность в заемных средствах. Так, по данным Росстата, реальные располагаемые денежные доходы населения в октябре 2015 года по сравнению с тем же месяцем 2014-го снизились на 5,6%, за период с января по октябрь — на 3,5%.

В то же время банки ужесточили требования к потенциальным заемщикам из-за интенсивного роста розничной просрочки, который стал следствием агрессивного потребкредитования после кризиса 2008–2009 годов.

«В таких условиях, не имея возможности получить кредит, граждане идут на незначительные, с их точки зрения, махинации о своем социальном статусе или уровне дохода. Зачастую они пользуются помощью третьих лиц в получении поддельных справок 2-НДФЛ, в подтверждении фиктивного трудоустройства и так далее. При этом далеко не все такие заемщики изначально преследуют цель не возвращать кредит, а просто пытаются повысить свои шансы на его получение», — говорит Ахломов.

Таких одиночных мошенников, отмечает руководитель направления оперативного анализа и противодействия мошенничеству Хоум Кредит Банка Алексей Манеркин, достаточно легко выявить.

«Ужесточение кредитной политики банков привело к большей доле повторных заявок от таких клиентов, но для банков каждая такая отказная заявка только прибавляет уверенности, что кредит давать нельзя, и клиенту снова дают отказ — так и получается, что количество выявленных мошеннических заявок увеличивается, а объемы фактически выданных кредитов по таким клиентам снижаются», — сказал Манеркин.

Таким образом, по словам Ахломова, банкам удалось сократить потери от мошенников «во многом благодаря серьезному ужесточению кредитных политик и снижению уровня одобрения заявок». При этом, по словам эксперта, вероятность возвратов средств по мошеннически полученным кредитам крайне низкая.