Западные партнеры России недостаточно активны в борьбе с отмыванием средств, что затрудняет координацию работы по противодействию финансированию терроризма на международном уровне, считает глава Национального антикоррупционного комитета (НАК) Кирилл Кабанов.

«Конечно, ЦБ значительно уменьшил отмывочные механизмы за счет уменьшения финансовых аппаратов — банков прежде всего — для усиления контроля. Но при этом все-таки надо понимать, что западные партнеры наши не в достаточной степени активны по ситуации с так называемыми грязными деньгами. Это видно на примере тех денег, которые выходят из России, из Китая, и дальше их история — куда они могут пойти: на финансирование терроризма или еще что-то — это достаточно проблематичная история», — сказал Кабанов. В этом плане позиция РФ по вопросу борьбы с финансированием терроризма на международном поле совершенно правильная, считает эксперт.

«Необходимо усиливать взаимодействие в этой отрасли: развивать международные механизмы взаимодействия. Опять же в сегодняшней внешнеполитической ситуации это крайне сложно, поскольку нужно взаимодействие не только по линии ФАС, но и по линии правоохранительных органов и спецслужб», — добавил собеседник агентства.

Кабанов отметил, что сейчас комитет возобновил работу, которую проводил в 2008 году, — по проблемам, связанным с отмыванием средств. По словам эксперта, к настоящему моменту все равно сохраняются механизмы различных практически бесконтрольных мобильных проплат, в том числе электронные кошельки. «Их можно контролировать с позиции Росфинмониторинга только в случае, если есть некая оперативная информация, в массовом порядке контролировать эти процессы крайне сложно», — отметил он.

По мнению эксперта, усиление мер финансового контроля должно идти в направлении в том числе уменьшения количества кешевых платежей, что сейчас крайне сложно сделать. «К сожалению, сегодняшние практики финансовые нам таких возможностей еще не дают. Хотя, естественно, объем наличного финансирования уменьшился, но особенно в кризис, как правило, это все опять уходит в увеличение, опять же теневой сектор», — пояснил глава антикоррупционного комитета.