В нынешних условиях кризиса и режима санкций плавающий режим курсообразования лучше всего подходит для развития российской экономики. Об этом в интервью «Интерфаксу» заявила председатель Банка России Эльвира Набиуллина.

«Плавающий режим курсообразования наилучшим образом подходит в нынешней ситуации для российской экономики. Мы понимаем, что волатильность валютного курса беспокоит и население, и бизнес. Но острота этой ситуации снижается: по сравнению с началом года волатильность существенно снизилась, тогда по разным индикаторам коэффициент волатильности был 60%, сейчас он меньше 20%. Надо сказать, что в условиях свободного плавания курс рубля мог бы быть неволатильным, если бы цены на нефть были стабильны или если бы наша экономика не так сильно зависела от нефти», — сказала она.

Глава ЦБ при этом подчеркнула, что волатильность курса — это лишь отражение «структуры нашей экономики в условиях турбулентности на нефтяном рынке».

По ее словам, волатильность курса будет уменьшаться по мере того, как экономические субъекты будут все больше привыкать работать в условиях плавающего курса, лучше управлять своей ликвидностью. «Мы видим, что такая адаптация уже в значительной степени произошла. И самый важный, на мой взгляд, фактор —диверсификация: когда наша экономика будет более диверсифицирована в том числе, будет более диверсифицирован экспорт, курс будет более стабилен», — считает она.

Набиуллина также отметила, что регулятора многие ругали за то, что в период сильной турбулентности ЦБ все-таки осуществил переход к свободному курсообразованию. «Нас ругали и за то, что мы сделали это поздно, и за то, что мы это сделали слишком рано. По большому счету переходить к плавающему курсу надо было много лет назад. Решение о переходе к плавающему курсу было принято в 2009 году, и мы последовательно двигались к плавающему курсу. К этому режиму нельзя перейти за один-два дня, нужно подготовить всю линейку инструментов для того, чтобы плавающий курс был воспринят экономикой», — сказала председатель Центробанка.

Вместе с этим она заявила, что переход к плавающему курсу — это переход от одной системы денежно-кредитной политики, когда участники рынка ориентируются «на номинальный якорь, которым является курс, к другой системе, где номинальным якорем становится процентная ставка».

«Весь инструментарий процентных ставок должен был быть разработан и внедрен заранее, поэтому в 2013 году мы приняли решение о совершенствовании инструментов денежно-кредитной политики, и ключевая ставка стала основной ставкой. Плюс к этому мы постепенно расширяли коридор бивалютной корзины, то есть позволяли курсу более свободно двигаться под воздействием рыночных факторов, чтобы экономические субъекты подготовились к плавающему курсу рубля. Дата перехода была обозначена — конец 2014 года, и мы к ней шли. Под давлением резко изменившихся внешних обстоятельств нам пришлось это сделать чуть-чуть раньше, чем ожидал рынок», — сообщила глава ЦБ.

«Именно внешние обстоятельства, на мой взгляд, абсолютно ясно показали недостатки предыдущего режима, особенно в условиях, когда сильно меняется внешняя среда. Продолжать работать в рамках старого режима означало бы играть против фундаментальных тенденций, абсолютно безрезультатно сжигать золотовалютные резервы. И думаю, что в свете всех этих обстоятельств мы совершили переход своевременно. Откладывать переход точно было нельзя», — подчеркнула Набиуллина.