Пенсионные маневры правительства могут обернуться потерями для финансового рынка в 2 трлн рублей. Такую оценку специально для газеты «Коммерсант» сделало Национальное рейтинговое агентство.

Как напоминает издание, на прошлой неделе президент подписал закон о заморозке накопительной части пенсий на 2016 год. Правительство вводит мораторий на пенсионные накопления третий год подряд. На этот раз планируется дополнительно получить в специальный фонд 344 млрд рублей. Это означает, что 6% взносов работодателя идут не в накопительную пенсию, а в страховую часть. Центробанк недавно отметил, что существуют риски продления моратория и на 2017 год, и на последующие годы, что связано с большим дефицитом Пенсионного фонда РФ.

Представители законодательной и исполнительной власти неоднократно замечали, что застрахованные лица никак от маневров не пострадают, поскольку их пенсионные права будут учтены в страховой пенсии. Вопрос, конечно, спорный с учетом системы баллов, предусмотренной для этой части, однако от моратория есть реально пострадавшие, которые недополучат значительные инвестиции: это прежде всего фондовый рынок и банки, куда негосударственные пенсионные фонды и Внешэкономбанк вкладывают накопления, пишет газета.

По оценке НРА, до 2018 года потери банков могут составить 500 млрд рублей, а фондового рынка — 1,5 трлн. Руководитель аналитического управления НРА Карина Артемьева отмечает, что это приблизительный прогноз развития событий, поскольку расчеты проводились с учетом нынешней структуры вложений пенсионных накоплений в активы. Кроме того, нет возможности получить точные данные о переходах застрахованных и ряд других показателей.

Председатель комитета ПАРТАД по внутреннему контролю и управлению рисками Александр Баранов приводит похожие данные. «Потери от моратория 2014 года составляют 553 миллиарда рублей, более 650 миллиардов рублей от моратория 2015 года и около 285 миллиардов рублей от моратория 2016 года — в совокупности около 1,5 триллиона рублей за три года», — оценивает потери Баранов. Это сопоставимо с объемом пенсионных накоплений, находящихся в НПФ (1,67 трлн рублей на 1 октября 2015 года).

Начальник аналитического управления Нордеа Банка Дмитрий Феденков считает, что, поскольку речь не идет об изъятии уже сделанных инвестиций в фондовый рынок, говорить можно только о гипотетическом влиянии моратория. Он отмечает, что в последние годы на рынок оказывают реальное и сильное влияние цены на нефть и политические риски, экономические санкции и высокий уровень инфляции и т. д. «В этом «коктейле» реальных факторов возможное влияние моратория выглядит весьма туманно», — считает аналитик. С ним не соглашается Карина Артемьева, по мнению которой общий предположительный масштаб потерь таков, что в ближайшие два-три года не видно предпосылок для роста и долгового, и фондового рынков России в части, связанной со средствами пенсионных накоплений. Она также указывает, что из оценочных 1,5 трлн рублей потерь фондового рынка 1,3 трлн приходятся на долговой рынок, что составляет около 10% совокупного объема рынка по итогам 2014 года. Александр Баранов тоже полагает, что речь идет об огромном изъятии денег с финансовых рынков, которые никогда не будут возвращены.

Что касается банковского сектора, то сумма только в виде недополученных депозитов и остатков на счетах (а пенсионные накопления также инвестируются в ценные бумаги кредитных организаций) сопоставима с объемом программы докапитализации банков через облигации федерального займа (из 1 трлн рублей к настоящему времени выделено 700 млрд). Артемьева называет эту сумму значительной в абсолютном выражении, но не критичной для сектора в целом. По мнению Феденкова, потенциальный эффект от введения моратория в масштабах всей банковской системы будет незначительным. «500 миллиардов рублей недополученных вложений составляют менее 1% совокупных активов банковской системы, которые сейчас находятся на уровне 79 триллионов рублей», — указывает он.