Сбербанк получит убыток в Европе по итогам 2015 года. Об этом заявил накануне в интервью «Коммерсанту» президент, председатель правления банка Герман Греф.

«В этом году мы получим по Европе убыток. Он в основном вызван общей ситуацией на европейском банковском рынке, который на данный момент характеризуется достаточно низкой маржинальностью, а также ситуацией с Хорватией, где властями, как ранее в Венгрии, было принято решение о принудительной конвертации валютной ипотеки. У нас там было ипотеки не так много, как в Венгрии, но тоже достаточно», — рассказал он.

Греф отметил, что «вся банковская система Хорватии, которая преимущественно состоит из банков с иностранным капиталом, понесла большой ущерб». «Такими действиями правительство Хорватии резко бьет по инвестиционному климату страны», — подчеркнул он.

«Мы потеряли значительно меньше, чем другие банки на хорватском рынке, но в масштабах нашего европейского бизнеса, который сам по себе небольшой, эффект значительный», — констатировал глава Сбербанка.

Вопрос о продаже бизнеса в Венгрии и Хорватии пока не ставился, но Сбербанк будет анализировать ситуацию с бизнес-климатом в этих странах, отметил Греф.

Напомним, на прошлой неделе было объявлено о продаже Сбербанком дочернего банка в Словакии «в рамках пересмотра стратегии международного присутствия Sberbank Europe».

Комментируя ситуацию с турецким Denizbank, который, как предположила газета, может стать проблемным активом из-за политического фактора, Греф отметил, что Сбербанк не видит серьезного влияния этих моментов на свой бизнес в Турции. «Но на турецкие компании влияние есть», — признал он. «Мы находимся в постоянном контакте с нашим правительством, работаем со всеми клиентами, чтобы определить критичность этого влияния и постараться учесть в рамках тех ограничений, которые вводятся в России. Все понимают, что необходимо сохранять мосты. Мы — один из таких мостов между нашими экономиками, и пока нет желания этот мост разрушить ни с турецкой, ни с российской стороны», — отметил банкир.

В ответ на вопрос о проекте удаленного банка в Германии он рассказал, что тиражирование этого опыта — одна из частей стратегии «Сбера». «Мы открыли direct banking в Германии, сначала это были только депозиты. Но теперь мы наращиваем функционал и превращаем проект в полноценный digital bank. Сейчас разрабатываем платформу, которую мы будем пилотировать в странах нашего присутствия в Европе», — пояснил Греф.

Но расширять географию присутствия в Европе именно с этой моделью пока не планируется — «сначала нужно модель отработать, отстроить все бизнес-процессы», уточнил он.

Относительно ожидаемых итогов по российскому бизнесу президент Сбербанка сказал, что в плюсе будут и розничный, и корпоративный сегменты. «Точный объем прибыли будет понятен по итогам декабря, так как есть много влияющих на это обстоятельств, в первую очередь девальвация. И мы, конечно же, выйдем из негативной динамики по кредитованию», — заявил Греф.

По его словам, банк стремится снижать зависимость от валюты. «Мы три года назад прекратили кредитовать физических лиц в валюте. В корпоративном сегменте полностью уйти от валютного кредитования невозможно. Целому ряду клиентов нужна валюта, например, при реализации инвестиционных проектов. Но мы даем валютные кредиты только тем, кто имеет валютную выручку», — пояснил руководитель «Сбера».

«У нас происходит сжатие валютного портфеля, с начала года в части российского бизнеса он сократился в валютном выражении на 9%. Сейчас у нас около 28% кредитов в валюте», — уточнил он в этой связи.