Оспариваемое в Федеральном суде США в Вашингтоне арбитражное решение о взыскании с России в пользу бывших акционеров компании «ЮКОС» компенсации в размере 50 млрд долларов принималось без учета данных о том, что компании-истцы реально контролировались шестеркой российских олигархов: Михаилом Ходорковским, Платоном Лебедевым, Леонидом Невзлиным, Михаилом Брудно, Владимиром Дубовым и Василием Шахновским. Это подчеркнуто в обращении, поданном во вторник в суд юридической фирмой White & Case LLP, представляющей интересы Российской Федерации.

Обращение представляет собой ответ на недавний протест истцов по поводу якобы чересчур обширной документации по арбитражному делу, представленной в суд ответчиком. Что конкретно не устраивало их в этой документации, истцы не объясняли. На самом деле, как указано в ответе, протест «просто разоблачал их очевидный страх и опасение, что суд действительно примет к рассмотрению представленные доказательства и решит, что хозяева компаний-истцов реально совершали многочисленные акты мошенничества и сговора в нарушение российского законодательства, когда незаконно приобретали акции в ОАО «НК ЮКОС» в 1995—1996 годах». «Истцы постоянно пытаются ввести суд в заблуждение, чтобы тот счел, будто все акты мошенничества и обмана со стороны истцов ранее уже были рассмотрены и отклонены арбитражем на какой-то принципиальной основе», — говорится в документе.

На самом же деле, по словам адвокатов, арбитраж был «лишен такой возможности», поскольку истцы «не раскрывали совершенно никаких документов о всей цепочке» владения активами «ЮКОСа». Само по себе такое сокрытие данных расценивается в обращении как «вопиющее нарушение добросовестности, не позволившее арбитражу реально оценить последствия незаконных действий упомянутых олигархов».

«По действующим правовым нормам эти незаконные акты требуют от суда пренебречь якобы иностранной принадлежностью (Кипр и Великобритания) подставных компаний олигархов и исключить олигархов (которые были российскими гражданами) из того класса иностранных инвесторов, с которым государственные инстанции договаривались об арбитраже», — пишут юристы White & Case. По их убеждению, это «центральный вопрос, задающий ключевой контекст для рассмотрения судом ходатайства Российской Федерации об отказе» в выполнении арбитражного решения.