Карл Маркс считал, что капитализм растлевает все, к чему ни прикоснется, — в том числе и государства, утверждающие этот строй. Как это ни парадоксально, то, что недавно произошло с нашей экономикой, стало результатом именно этой тенденции — речь идет о влиянии финансового сектора на американское государство в пользу отказа от регулирования рынка, пишет Washington Times.

Вспомним, в стране, в конечном итоге получившей название СССР, у Маркса было два типа последователей — первые действительно верили в экономическую безупречность принципа государственной собственности и бесклассовое социалистическое общество; вторые на словах декларировали преданность марксизму, а на деле использовали систему для карьерного роста и личной наживы.

Лишь в 1985 году к власти в стране пришел верный адепт Маркса — Михаил Горбачев. Помните «гласность»? Горби был уверен, что знакомство советских людей с «прогнившим Западом» наглядно покажет им: марксизм и социализм — единственно правильный путь. Но погружение СССР в океан западной массовой культуры привело к тому, что общество отвергло идею контроля государства над экономикой, и в конечном итоге к распаду самого Союза. В процессе демонтажа государственной собственности ее ценные элементы достались представителям нового поколения. Впрочем, эти люди обычно были теми же советскими аппаратчиками-бандитами, только низшего звена — в основном выходцами из шпионского ведомства КГБ.

Можем ли мы извлечь из этого какой-то урок? Как ни странно, да — и об этом наглядно свидетельствует недавний крах многих «свободных» коммерческих рынков по всему миру.

В нашей стране, конечно, избранные администрации, представляющие обе политические партии, предпочитают — или по крайней мере традиционно предпочитали — держаться подальше от «средств производства» нашего народного хозяйства, будь то кредитные и фондовые рынки, банковская система или реальный сектор, производящий товары и услуги. При этом, в полном соответствии с постулатами Маркса, эти сектора экономики обрели необычайное могущество. Тем не менее, поскольку — опять же традиционно — официальные связи между гигантским частным сектором и властями почти отсутствуют, эти два элемента, вопреки опасениям Маркса, не объединились с целью нарушения прав граждан.

Однако частный сектор со всей его экономической мощью, особенно если он остается без надзора, не в состоянии удержаться от использования любых способов заработать легкие деньги, не задумываясь о долгосрочных последствиях, если государство ему это позволяет. Именно так и случилось в нашей стране.

В США погоня за быстрыми, легкими деньгами в постоянно возрастающем масштабе всегда становилась причиной экономических катастроф. Это может происходить из-за того, что личные доходы зависят от шагов, по определению приводящих к конфликту между собственными интересами и служебными обязанности. Все это в различных формах мы наблюдали в последние месяцы.

Урок от Карла Маркса: государство должно «управлять» экономикой — но не в роли владельца и менеджера предприятий. Подобная форма собственности проявила себя фактически несовместимой с нашей системой свободного предпринимательства; кроме того, как убедились русские, подобные предприятия крайне неэффективны и неспособны гибко реагировать на потребности рынка. Однако в обязанности нашего государства и сегодня должен входить — как минимум — надзор за качеством и добросовестностью деятельности на финансовом рынке, особенно в его банковском и неакционерном сегментах. И неспособность справиться с этой обязанностью — недостаток, присущий всем нашим администрациям и всем созывам конгресса как минимум с 1980-х годов.

Неужели их просто подкупали лоббисты большого бизнеса и финансового сектора? Возможно: много лет Капитолий, предвыборные кампании и даже исполнительная власть буквально купались в корпоративных деньгах на «политическое бездействие» — достаточно вспомнить о гигантском жалованье топ-менеджеров в Fannie Mae и Freddie Mac. И в конечном итоге именно этот провал государства в выполнении своих надзорных функций — с тем же результатом, что и прямая коррупция, — стал причиной нынешнего кризиса. Все точно по Марксу.